Преступление и наказание | Ольга Севостьянова

Поделиться

ГЛАВЫ ИЗ КНИГИ «НА КОРАБЛИКЕ ПОД СЕНЬЮ КРЕСТА. О ЖИЗНИ И СМЕРТИ – В РИФМУ И БЕЗ»

 ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
Там, за запретной чертой, в Зазеркалье, бесам не надо прятать рога и копыта, там им не понадобится реклама. Там другие законы, от которых содрогаются сердца человеческие. Лучше всех об этом Достоевский сказал, поставив знак равенства между преступлением и наказанием. Преступление – это когда человек переступает запретную черту, оно же и наказание, вернее сказать, самонаказание, так как перешагнуть туда легко, а вот возвратиться оттуда без помощи Божьей просто невозможно, так как воля человека подавляется и он не может покаяться. Ведь, как известно, только покаянием можно очистить совесть. Но, как предупреждают Святые Отцы, «совесть не обличает нас не только тогда, когда она чиста, но и когда подавлена злом».

Кстати, происхождение слова «наказание» в русском языке никак не связано с современным значением некоей «кары». Оно восходит к общеславянскому глаголу «казати» в значении «говорить, наставлять». Таким образом, наказание в своём прямом значении – это наставление на путь истинный, наказ человеку никогда не нарушать Законы – Заповеди Божьи, никогда не переступать запретную черту – границу, которая пролегает между адом и раем.

Интересно отметить, что слова «закон» и «запрет» внутренне связаны. Слово «закон» общеславянского происхождения, образовано с помощью приставки за- от существительного «конъ» в значении «предел, начало, конец, граница». Таким образом, «закон»«то, что определяет некий предел, границу, черту». В свою очередь, слово «запрет», образовано от глагола «претить», заимствованного из старославянского языка: «претъ»«угроза, препятствие». Посмотрите, что получается. Закон – это некий круг, в котором сходятся все начала и концы, некое ограниченное, защищённое пространство, некая «крыша», некий Отцовский дом (называйте, как хотите). Нарушив запрет, переступив границу, препятствие, – то есть, совершив преступление, – сами себя лишаем защиты. Из защищённого благодатью рая попадаем в ад.

Так что ад и рай это не просто некие символы, и находятся они не где-то далеко, а здесь, на земле, в нашем собственном сердце. Мир-то один для всех. И только от нашего выбора зависит, какой стороной он к нам повёрнут. Как учат Святые Отцы, ад и рай это не место, это состояние души.

Кстати, слово «ад» в русском языке заимствовано из греческого через посредство старославянского. Греческое hades, haides в значении «ад, преисподняя» восходит к словосочетанию «царство Аида», что буквально значит «невидимое»: a – «не», eido – «вижу». А мы-то, глупые, по невежеству своему думаем, что если чего-то не видим, значит, этого и не существует!

Думаю, любопытно будет узнать и об этимологии слова «рай». Словарь сообщает, что, вероятно, это общеславянское заимствование из индоиранского языка. Авестийское ray означает «богатство, счастье» (!), древнеиндийское ray – «сокровище, богатство». Глупо было бы думать, что в языке всё это зафиксировалось случайно. Таким образом, надеяться на то, что можно стать счастливым в аду, – бессмысленно, для этого надо стремиться к раю.

***
📎 Ольга Севостьянова – автор повести «Сказки Морского волка», ставшей победителем конкурса «Необычайные приключения», завершенного в марте 2017 г. православным издательством «Символик» и Международным творческим объединением детских авторов. В 2017 г. «Символик» издаст эту книгу.

Версия для печати

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *