Вячеслав (Станислав) БРЕЙЭР | Четыре миниатюры

 

 

 

 

Дорогие друзья,
у нас для вас небольшой подарок — очередная порция миниатюр от Вячеслава (Станислава) Брейэра, автора нескольких вышедших в издательстве «Символик» сборников сказок и притч. Очень необычные, не вписывающиеся в привычный «сказочный» формат, но необыкновенно добрые истории, которые сочиняет этот писатель, надолго «застревают» в сердце и заставляют о многом задуматься.
Итак…

Родить Ангела

Однажды у женщины умер младенец, а он ещё и первого словечка не сказал. И она очень плакала днями и ночами, и жалела, что не успела его в храме крестить. А тогда ей во сне и явилась Пречистая, слёзки её утёрла, по головке погладила и сказала:
– Неразумная, дорогая, что ж ты плачешь днями и ночами? Ты Ангела родила, радуйся!..
И подарила ей интересный аппаратик, – таких в магазине и на базаре нет и никогда не будет.
Женщина проснулась, а тот аппаратик у неё в руках, и она его скорей включила. И на экранчике, в саду сияющем – увидела своего младенца, только с крылышками. И он весело говорит свои первые в жизни слова:
– Мама, вот какие мне тут крылья подарили! И я теперь, как все другие Ангелы! Летаю, радуюсь – да о тебе молюсь!
Очень мать обрадовалась, что её ребёнок научился говорить, и она стала каждый день тот аппаратик включать, дитя своё навещать и больше никогда не унывать…

Любовь

Как-то я ехал в битком набитом автобусе, и одна очень красивая молодая женщина дала своего ребёнка сидящему старику, чтоб подержал, а сама стояла в тесноте.
Меня удивил её восторженный взгляд, каким она смотрела на своего малыша.
Я тоже на него посмотрел: что же в нём такого, что она на весь автобус улыбается, будто ясно солнышко? Ребёнок-то некрасивый, худенький, и на нём прыщи в зелёнке. А женщина улыбалась и смотрела на других взрослых, чтоб тоже улыбнулись на её дитя.
И тогда я понял: да ведь это Любовь восторженно смотрит на некрасивого худенького ребёнка в зелёных пятнышках…

Красная кукушка

Она пела, а я слушал, как хорошо поёт. И я ей сказал, что на сердце наболело:
– Поёшь ты как хорошо! И лес, и поле слушают твоё пение! Но как же насчёт кукушкиных детей: у тебя совесть есть?..
Услыхала она, и так ей вдруг стыдно стало, так стало кукушке стыдно, – что она вся и покраснела от великого стыда. И перья все, и лапы её, и клюв – красными стали.
С той поры она (красная кукушка) яйца не в чужие гнёзда несёт, а своё гнездо сама строит да в него и несётся. И честно высиживает, как другие птицы в лесу. А когда кукушонок уже вылупился и с утра до вечера просит большим наивным ртом: «Мама, мне бы чего-нибудь поесть!» – она его не бросает, а всё делает как надо, всё хорошо, по совести.
И увидев, как красная кукушка по лесу летит, люди и животные радуются и говорят:
– Вон, вон! Она полетела!..

Памятник

Копали люди гору и нашли янтарь очень древний. Стали его при солнце разглядывать, – что такое? Бывает янтарь с муравьём или мушкой. А тут какая-то очень странная букашка оказалась, и что-то там ещё. И люди сказали:
– Да это не насекомое! А это ма-аленькая мышка с её крохотными мышатами. Они к ней прижались и молочко материнское пили, а тогда вдруг на них с дерева и упала капля прозрачной смолы. А мышка самая маленькая в мире, а капля самая большая. И видно, что хотела мышка вырваться и деток своих спасти, – но силёнок не хватило, и она покрепче прижала к себе мышат да над ними головку склонила. А глазки закрыть у неё уже сил не хватило – вон как на нас глядит из глубины веков. Так все и замерли – до самого всеобщего Воскресения из мёртвых…
Так сказали люди и отдали эту застывшую каплю в музей. Все, кто может и хочет, приходят на неё посмотреть через увеличительное стекло, или без стекла.
А потом у святого православного Храма поставили памятник небольшой, но очень хороший, из белого мрамора. На нём видно мышку-мать, которая прижала к себе мышат, над ними головку склонив.
И на этом памятнике да золотыми буквами написано:
ВСЕМ МАТЕРЯМ, СВОЮ ЛЮБОВЬ СОХРАНИВШИМ, ПОСВЯЩАЕТСЯ…

 

На сайте издательства «Символик» вы можете познакомиться с книгами Вячеслава (Станислава) Брейэра:
📕 «Дыхания» 
📒 «Город в капле» и другие сказки»
📙 «Три минуты в Рождество»
📗 «Мамина пасочка»

«Ночные колокола. Гозо». Ольга Батлер

Дорогие друзья,

позвольте преподнести вам сюрприз от Ольги Батлер, автора чудесной повести-сказки «Тринкет» (М.: Символик, 2016) и такой же замечательной только что отпечатанной в типографии повести «Живой уголок» (М.: Символик, 2019).

Погостив на острове Гозо (находится неподалеку от Мальты — той самой, которую когда-то отвоевывал у французов Федор Ушаков), Ольга привезла оттуда не только множество впечатлений и фотографий, но еще и небольшое эссе, которое она рада предложить сегодня нам с вами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Остров Гозо – маленький такой, полудеревенский — расположен  в 20 минутах неспешного хода на барже от Мальты. Всё здесь кажется старомодным, в хорошем смысле слова. Даже вывески магазинов выглядят, как в ретрофильмах. И фасады частных домов с именами хозяев (металлические буквы на жёлтом песчанике – «Дом Максуса»), двери с бронзовыми ручками, колокольчиками, ниши с иконами, лампадами, целые окна, превращённые в молитву с помощью фигурок святых и распечатанных псалмов — наверняка были такими сто, двести лет назад. О сегодняшнем дне напоминают лишь узкие ворота гаражей на месте бывших хозяйских конюшен да звуки телевизора из широко раскрытых дверей.

Да-да, двери жилищ здесь распахнуты. Только тюлевый занавес отделяет комнаты от улицы. Сквозь тюль видны прихожая, гостиная, слышны голоса хозяев.

Эти средневековые улочки стремятся к базилике Святого Георгия. Они, как входы в театральное пространство перед храмом. Вот партер – столики ресторанчиков и кафе, с утра до ночи открытых возле церкви. Вот ложи и галёрка – окна и балконы старых домов, обступивших площадь. Дома построены в одном и том же средиземноморском стиле, на их балконах нетрудно представить сеньор в длинных платьях и с веерами. Но балконы пусты – за исключением одного, ближайшего к базилике. На нём сижу я с чашкой чая: слушаю галдёж на разных языках, вдыхаю запахи жареной рыбы и стейков.

На широких ступенях базилики играют дети, фотографируются туристы. Ступени ведут к массивным дверям. Правая створка дверей приоткрыта, через неё то и дело проходят желающие полюбоваться убранством «золотого» и «мраморного» храма.

Эти бронзовые двери были широко распахнуты летом, когда в их проёме появлялись священнослужители с раскрашенной статуей Святого Георгия. С крыши храма на них летели золотые лепестки, и процессия выходила на площадь, сливаясь с толпой. На Мальтийском архипелаге главные праздники отмечаю­­т всем сердцем…

По площади гуськом шествует группа туристов. Их возглавляет гид, которая высоко над головой держит сложенный зонтик с ярко-розовыми оборочками. Это — чтобы все подопечные её издалека увидели и не потерялись. Группа останавливается как раз под моим балконом. Сейчас гид расскажет туристам, а заодно и мне, что раньше на этом месте был римский языческий храм. Что христианскую церковь построили в IV веке во времена Феодосия, последнего императора единой Римский империи. Землетрясения и вражеские набеги не раз наносили ущерб храму. Один настоятель был даже увезён в турецкий плен в Константинополь (который уже стали называть Стамбулом), но через несколько лет купил себе свободу и вернулся на Гозо восстанавливать церковь.

Величественная базилика, которой все восхищаются сегодня, построена в XVII веке. После этого она долго обрастала пристройками. Например, часовня в византийском стиле появилась только в 2002 году. Она – символ единого христианства и дань истории прихода, литургическая жизнь которого много веков следовала византийскому календарю.

Двери храма тоже изготовлены сравнительно недавно, продолжает гид. «Посмотрите, над ними герб Иоанна Павла II, который в то время был главой католической церкви». Но в новизну чего-либо на Гозо веришь с трудом. Римские легионеры до сих пор проходят маршами вдоль этих сухих полей. И арабское прошлое тоже никуда не делось, язык Магриба — главный в этих краях.  Пусть все названия написаны латынью, но даже просто проговаривая их про себя, чувствуешь, как напрягается гортань от непривычных звуков.

Гул внизу затихает. Заскучавшая толпа словно ждёт хоть какого события, чтобы обменяться впечатлениями. И оно случается: у ребёнка улетел воздушный шарик. Крик, плач! Кажется, вся площадь поднимает голову, следя за серебристым беглецом. А шарик уже выше храма. На базилике бьёт колокол – медный купол несколько раз тяжело касается языка (в Европе раскачивают именно купол). «Бумм, бумм», — подхватывают колокола других церквей.

Лорд Байрон называл Мальту страной криков, запахов, колоколов. С тех пор мало что изменилось. И интуристы такие же капризные. «Как местные тут спят?» – спрашивала я по ночам. Только начинала видеть сон, раздавалось мощное «бумм», проникавшее сквозь стены и закрытое окно нашей съёмной студии. После этого было уже не до сна. Лежишь, думаешь обо всём на свете. И о колоколах, конечно, думаешь. Зачем людей беспокоят? Ведь не ради того, чтобы время напомнить? Или они так нам о нас самих в этом времени напоминают?

Один приезжий господин написал на­­­­ форуме Гозо, что всё ему здесь понравилось, кроме «постоянного шумового загрязнения», и посоветовал местным перестать бить в колокола хотя бы ночью. Мол, это пойдёт на пользу туристической индустрии… Вот что ему ответил житель Гозо: «Ну почему люди так стремятся поменять то, что не нравится им лично? Я здесь родился и вырос, колокольный звон мне и моим соседям не мешает. Гораздо больше проблем от автомашин. Мой совет – потерпите две ночи, на третью заснёте крепко».

Он прав. Чужую историю и обычаи надо уважать. Приоткрыли для тебя створку — будь благодарен. Если дверь широко распахнута – тебе доверяют. И признайся, хотя бы себе, что вера твоя слишком удобная для тебя, у других она бывает с ночными колоколами. Перетерпишь и привыкнешь к звону. Со мной именно так случилось.

Но мощный благовест на этом маленьком острове и количество церквей (57 при 35 тысячах населения) навсегда поразили моё воображение.  Самый большой храм, ротонда Святого Иоанна Крестителя в деревне Шевкия, виден отовсюду, даже с Мальты. Его купол больше купола собора Святого Павла в Лондоне. Храм может вместить всё население Шевкии, три тысячи человек. Они эту красоту сами и построили в середине прошлого века, почти вручную. Об этом, узнав, что я из России, мне рассказал старенький служит­­ель храма.

Ольга БАТЛЕР

Фотографии автора

 

     

Автор новой книги «Символик» о йоге и христианстве на «Православии.ру»

На портале «Православие.ру» вышла статья Дмитрия Дружинина, автора новой книги «Символик» — «Йога. Православный взгляд». Предлагаем ее Вашему вниманию!

О ХРИСТИАНСТВЕ И ЙОГЕ ОТ БЫВШЕГО АДЕПТА ПОСЛЕДНЕЙ

Чтобы убедиться, что йога ныне – весьма модное и широко распространенное явление, достаточно прогуляться по улице где-нибудь в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Калуге или любом другом крупном городе. Вам обязательно попадутся на глаза если не сами вывески йога-центров, то их реклама. Можно выйти не на улицу, а в интернет. «Яндекс» по запросу «йога» выдаст вам более 850 млн. результатов, а по запросу «Православие» – 474 млн. – почти вдвое меньше.

После того как был разрушен Советский Союз с его безбожной идеологией, ей на смену не пришла никакая иная. Наоборот: государство объявило, что отныне не станет поддерживать никакую идеологию. Но так не бывает. Отсутствие идеологии – это тоже определенная идеологическая установка, и она способствовала невиданному размножению всего того, что десятилетиями подавлялось и сдерживалось государственным прессингом. Из подполья вышла и Церковь. Но умы и сердца большой части бывших советских граждан пленили иные явления и учения, представители которых также выбрались на поверхность и сразу начали заявлять и рассказывать о себе на телевидении, в интернете, печатных и иных СМИ: экстрасенсы, маги, астрологи, гадалки, приверженцы нетрадиционной медицины и, конечно, йоги…

Что общего между йогой и материализмом

Что приводит людей в йогу? В моем случае это была тяга к чему-то таинственному, к учению, показывающему путь к овладению сверхспособностями: телепатией, задержкой дыхания и т.п. Первое знакомство с йогой у меня состоялось еще в начальной школе благодаря старшему двоюродному брату. Уже тогда, в начале 1980-х, я сидел на занятиях в позе лотоса, а учительница делала мне замечания и просила сесть «по-человечески». Последним моим наставником был инструктор фитнес-йоги, с которым еще в 2008–2009 годах мы интенсивно восстанавливали порядком забытые за время моей офисной деятельности азы аштанга-йоги. Между этими двумя «учителями» было множество книг, групп, семинаров и преподавателей.

После тридцати мне стало интересно докопаться до сути йоги, а место физических упражнений – асан – стали всё больше занимать медитативные практики. Дело в том, что если человек занялся йогой и не бросил, то рано или поздно он обнаружит, что сидеть в одних и тех же позах изо дня в день, выполнять одни и те же упражнения – скучно. Однажды перед ним неизбежно встанет вопрос: а зачем всё это нужно? Так было и со мной: я стал искать смысл. И однажды узнал, что в индуизме есть такое понятие – пралайя, которое означает (несколько упрощая) циклическое разрушение всего мироздания. Неважно, чем ты занимался (йогой или чем-то другим), к чему стремился, сколько раз рождался и к какому сословию или касте принадлежал, – в конце концов все души, хотят они того или нет, соединятся в некоем «золотом яйце», в которое свернется всё мироздание, когда в очередной раз «день Брамы» сменится «ночью Брамы». Произойдет конец вселенной, и всё исчезнет. С точки зрения йога, бессмертия индивидуальной души не существует – с началом нового «дня Брамы» души вновь возникнут, но уже совсем другие, не те, которые были уничтожены. Бессмертен только безличный абсолют – Брахман.

С точки зрения йоги, человека в любом случае ожидает смерть, причем и физическая, и смерть души

Всё это имеет очень много схожих черт с материалистической картиной мира, «теорией пульсирующей вселенной» и т.п. Хотя в индуизме, частью которого является и йога, много направлений – от почти атеистических и агностических до пантеистических, признающих множество богов и близких к язычеству.

Тогда какую цель преследует йог? Он стремится достигнуть состояния самадхи и мокши – «освобождения». Это освобождение от существования, от самого бытия, которое йог понимает как сплошное страдание. Йог верит в реинкарнацию, в многочисленные перерождения, но он вовсе не стремится к ним, а, напротив, всячески старается избежать, потому что всё это для него – лишь умножение страданий.

Когда я осознал, что, с точки зрения йоги, человека в любом случае ожидает смерть, причем не только физическая, но и смерть души (прекращение ее перерождений и слияние с индифферентным абсолютом), – мне это перестало быть интересным. Еще несколько позже, летом 2010 года, я впервые «случайно» попал в Свято-Пафнутьев Боровский монастырь, и с тех пор моя жизнь начала изменяться.

Почему йога не может быть внерелигиозной

Почему бы не заниматься йогой просто как гимнастикой, не погружаясь в ее мистические и оккультные глубины? Я глубоко убежден, что это невозможно (разве что кому-то «повезет» и увлечение йогой окажется мимолетным). Йога – это часть религии индуизма, и никуда от этого не денешься. Само слово yoga происходит от санскритского yuj, что значит «сопрягать, связывать». А «религия» – от латинского religare: «связывать, соединять». В обоих случаях имеется в виду, что человек устанавливает связь с Богом – или с какими-то иными силами, невидимыми, но способными взаимодействовать с ним. Таким образом, говорить, что йога внерелигиозна, по меньшей мере нелогично: «йога» и «религия» – практически синонимы. Другое дело, что люди редко вникают в смысл слов.

На сайтах, посвященных йоге, можно встретить цитаты из Евангелия, утверждения о том, что будто бы Сам Христос был йогом, и тому подобное. Это говорится в расчете на тех «православных», но не воцерковленных людей, которых в России подавляющее большинство. Статистика тут известная: православными себя официально считают 70–80% россиян. Однако тех, кто причащается хотя бы один раз в год, – менее 30%. А истинных чад Церкви, знающих Символ веры, ведущих активную церковную жизнь и регулярно причащающихся, – менее 5%. И, конечно, йоги используют определенные элементы схожести своего учения с христианским, чтобы привлечь в свой стан этих «либеральных верующих», которые признают себя христианами и, может быть, даже искренне хотят ими быть, носят крестики, но практически ничего не знают ни о Христе, ни о Его Церкви.

Вопрос о том, в чем принципиальная разница между Православием и йогой, начал волновать меня после посещения Свято-Пафнутьева Боровского монастыря. Я всё спрашивал тогда у духовных наставников: «А можно йогой заниматься? А почему нельзя?» И если на первый вопрос мне уверенно отвечали, то от ответа на второй как-то уклонялись. Мне захотелось во всём этом разобраться, прежде всего – для самого себя. Со временем это превратилось в тему семинарской работы, а теперь и в книгу под названием «Йога. Православный взгляд», которую в ближайшее время планирует опубликовать издательство «Символик» (гриф Издательского совета Русской Православной Церкви Р18-812-0445 предоставлен 9 августа 2018 года).

О сверхспособностях и смирении

На первый взгляд, этические принципы йоги очень похожи на библейские заповеди. Принцип Ахимса (ненасилие), кажется, эквивалентен заповеди «Не убий». Брахмачарья (половое воздержание) – почти то же самое, что «Не прелюбодействуй». Астея (неприсвоение чужого) – всё равно что «Не укради». Но вот что говорил о подобной схожести святитель Григорий Палама: «Ложь, недалеко отстоящая от истины, создает двойное заблуждение: поскольку крошечное различие ускользает от большинства, либо ложь принимают за истину, либо истину, по ее близкому соседству с ложью, – за ложь, в обоих случаях совершенно отпадая от истины». Эти слова точно описывают и ситуацию с христианством и йогой: разница становится заметна, когда начинаешь всё «раскладывать по полочкам».

В йоге нет заповеди о смирении, а гордыня воспринимается как хорошая мотивация для «духовного восхождения»

На это не сразу обращаешь внимание, но в йоге нет заповеди о смирении. Нет вообще. Может быть, сами йоги начнут с этим спорить, но есть факт: в ключевом источнике по йоге – «Йога-сутрах», в их этическом разделе, – о смирении не сказано ни слова. А в христианстве заповедь о смирении – основополагающая. Блаженны нищие духом (Мф. 5: 3) – с этих слов начинается Нагорная проповедь Спасителя. И без смирения ни одна добродетель не имеет ценности.

Из личного общения с некоторыми уважаемыми мной адептами йоги я вынес такую мысль, что для них отсутствие гордыни – это, конечно, здорово, но оно нужно уже на самой вершине «духовного восхождения». А пока ты в пути, чтобы твой прогресс был более быстрым, нужна мотивация, которую задает в том числе и гордыня. Эго становится «двигателем прогресса». А смирение вроде бы и нужно, но – не сейчас: сначала мы пройдем все остальные этапы пути к «святости», а напоследок и от гордыни избавимся. Только вот удастся ли?

Поэтому христиане со смирения начинают – с самого начала полагаются на волю Божию, а не на свою.

Кто-то возразит: гордыня мотивирует человека добиваться всё большего и большего, а йог (по крайней мере, в классическом варианте) стремится к прекращению существования – цель, с гордыней вроде бы не согласующаяся. Тут надо ответить, во-первых, что сейчас «классической» йоги как таковой не существует не только в Европе, но даже на ее родине, в Индии. Допускаю (хотя не очень в это верю), что где-нибудь в Гималаях сохранились два-три гуру, которые практикуют «истинную» йогу. Но вообще йога – это довольно пестрый набор разных школ и направлений. У некоторых из них есть понимание, что овладение сверхспособностями питает гордыню и не помогает, а скорее даже мешает в духовном продвижении. Правда, тогда рождается вопрос: зачем те же «Йога-сутры» уделяют этим сверхспособностям такое внимание, целый раздел?

И не только «Йога-сутры»

В 1960-е годы на экраны нашей страны вышел фильм «Индийские йоги: кто они?». Йога преподносилась его авторами как философия, нравственное учение и оздоровительная гимнастика. Этот фильм внес свой вклад в популяризацию йоги в советском обществе – как и вдохновенные публикации о йоге в советских научно-популярных журналах, роман «Лезвие бритвы» Ивана Ефремова и некоторые другие события советской культуры и искусства. Но вот что интересно: в современном продолжении этого фильма, вышедшем под названием «Индийские йоги: кто они? 40 лет спустя», говорится уже напрямик: йога – это инструмент «пробуждения энергии и обретения сверхспособностей». Раньше эта сторона йоги так не акцентировалась. А сегодня, очевидно, именно такая реклама йоги и работает.

Человек хочет уподобиться Богу, и это нормально. Вопрос только в том, каким путем он идет. Адам, исполняя заповедь Божию, мог оставаться бессмертным и со временем стать подобным Богу, возделывая вверенный ему Богом мир и совершенствуясь в любви. Но он предпочел легкий путь – стать «как боги», вкусив плод с древа познания добра и зла. Совершив нечто «магическое», не благословленное Богом, то, что «помимо Бога». И йогу многие воспринимают так же – как вход в духовный мир «с заднего двора». В христианстве я должен нравственные заповеди исполнять, соблюдать пост, ходить в храм – а зачем? Пойду-ка я лучше в йога-центр, поделаю асаны и пранаямы, помедитирую и получу всё, чего мне не хватает!

Тем не менее, я надеюсь, что тех йогов, которые искренне ищут Бога, Господь так или иначе всё же приведет в Свою Церковь – единственный «корабль спасения». Я верю, что даже убежденные адепты йоги просто сбились с пути в поисках истинного Бога. Мне кажется, среди них может оказаться большое число будущих преданных чад Церкви. Они ведь ищут, а не являются «теплохладными» (см.: Откр. 3: 15–16).

Главное поле расхождений между христианством и йогой – это догматы. Что такое догма с точки зрения большинства? Это что-то, во что меня Церковь призывает верить, ничего не доказывая и не обосновывая. Но и у йогов есть свои догматы, то, во что они верят безусловно. И вот эти-то основополагающие установки у йогов – совсем иные, чем у христиан.

Христиане верят в Личного Бога

Это довольно сложно для восприятия: христиане исповедают веру в единого по существу, но троичного в Лицах Бога: Отца, Сына и Святого Духа – Троицу единосущную и нераздельную. В Триипостасного и притом Единого Личного Бога. Это трудно даже для христианского рассуждения, а с точки зрения большинства йогов и индуистов высшее начало в принципе не является личностью. Индуисты признают существование разумных духовных существ, некоторых из них они даже называют богами, но высшее начало – Брахман – они мыслят как нечто безличное.

Христиане исходят из того, что жизнь – одна

Широко распространенная в йогической среде идея реинкарнации противоречит всем христологическим догматам и находится в оппозиции христианским представлениям о том, что жизнь дается человеку только один раз, а потом смерть, последующее воскресение и суд (см.: Евр. 9: 27).

Это важнейшая мысль, которую Церковь даже не утверждала в качестве догмата – просто потому, что никому из христиан никогда не приходило в голову в этом сомневаться. Среди первых аргументов, которые традиционно приводят защитники учения о перевоплощении душ, – его якобы широчайшая распространенность и мнимая древность. Христианство, мол, возникло «всего» 2000 лет назад, а в переселение душ люди верили еще за тысячи лет до рождества Иисуса Христа.

Но ни древние греки, ни тем более латиняне, насколько можно судить по сохранившимся памятникам, не имели таких представлений в своей исконной традиции. Каковы были их реальные взгляды на посмертное существование, видно из мифологии, наиболее древние образцы которой восходят к Гомеру и Гесиоду: по смерти человека его душа сходит в мрачное подземное царство (Аид, Эреб, Тартар), где влачит безрадостное полупризрачное существование. Идеи метемпсихоза (греч. «переселение душ») возникли только во времена Пифагора и Платона (то есть в VI–IV вв. до н.э.), и разделяли их лишь приверженцы отдельных философских школ.

В «Ригведе» (1700–1100 до н.э.) никаких следов учения о перерождении (реинкарнации) нет

Древние египтяне мумифицировали тела умерших в надежде на будущее соединение их душ с плотью. Вера в грядущее воскресение тел имелась и у древних евреев, о чем свидетельствуют знаменитые пророчества Иезекииля о воссоединении и оживлении сухих костей (см.: Иез. 37: 1–14), Исаии – о восстании мертвых тел (см.: Ис. 26: 19), книги Иова – о возрождении из праха в последний день (см.: Иов 19: 25–27). Никаких упоминаний о переселении душ нет ни в египетских, ни в ветхозаветных книгах.

Об отношении христианства к теории перевоплощения можно судить уже по евангельской притче о богаче и Лазаре: Умер нищий и отнесен был Ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похоронили его. И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его (Лк. 16: 22–23). Рассказчик этой притчи – Господь Иисус Христос – ясно свидетельствует, что после смерти человеческие души не переселяются из тела в тело, но, как замечает святитель Николай Сербский, «переходят в ту обитель, какую заслужили земными делами».

Интересно, что идеи переселения душ изначально не были свойственны и предкам ариев. По крайней мере в «Ригведе» (1700–1100 до н.э.) никаких следов учения о перерождении еще нет.

Христиане стремятся к вечной жизни в Царствии Небесном

И вновь вернемся к представлениям о цели жизни человека. Индуисты стремятся перестать страдать, а христиане – к тому, чтобы жить счастливо вместе с Богом и чтобы эта счастливая жизнь была бесконечной. Важнейшая христианская идея обожения – единения человека с Богом – основывается на осознании того, что и человек, и Бог – личности. А раз так, то, соединяясь с Богом, мы не становимся какой-то частью Его тела или клеткой в Его организме, совсем нет. Мы получаем потенциальную возможность созерцать Бога и вступать с Ним в общение.

Йога «без заморочек»

Практика йоги подразумевает обязательную медитацию

И все-таки обязательно найдется кто-нибудь, кто воскликнет: «Да нет мне никакого дела ни до философии, ни до религиозных представлений, ни до прочих премудростей и заморочек! Йога интересует меня исключительно как комплекс физических упражнений, дающих практический результат. Как эффективная система тренировок. Что, разве нельзя заниматься йогой “просто так”?»

Но в том-то и дело, что к физическим упражнениям йога никак не сводится. Если вы пришли заниматься в йога-студию, то будьте готовы к тому, что вам предстоит не только тренировать тело, осваивая различные позы, но и выполнять различные упражнения на «расширение сознания», практикуя специальную дыхательную гимнастику и медитируя. Практика йоги подразумевает обязательную медитацию!

Неужели совсем не бывает йоги без всей этой «духовности»? Бывает, только это уже не йога. Существует множество похожих систем упражнений, направленных на повышение гибкости, силы, устойчивости организма к возбудителям заболеваний – словом, на оздоровление. Пилатес, стретчинг и так далее. И если вас интересуют сугубо физические тренировки, то лучше среди этих направлений и искать. А не соблазняться йогой с ее «духовностью», от которой пахнет серой.

Сто лет со дня гибели Царской Семьи

 «Девятого июля 1918 года председатель Петроградского ЧК Моисей Урицкий взялся лично допросить бывшего премьер-министра Владимира Николаевича Коковцова. Стояла цель: собрать материалы для суда над государем. Допрос Коковцова позволяет понять, почему этот суд оказался невозможен. Обратите внимание – слова, которые вы сейчас прочтëте, были произнесены не на торжествах по случаю 300-летия Дома Романовых, а в Питерской чрезвычайке: «Десять лет я был докладчиком у государя, я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести, что сознательно он никому не причинил зла, а своему народу, своей стране он желал одного – величия, счастья, спокойствия и преуспевания. Как всякий, он мог
ошибаться в средствах, по мнению тех, кто его теперь так жестоко судит. Он мог ошибаться в выборе людей, окружавших его, но за все 10 лет моей службы при нëм, в самых разнообразных условиях и в самую трудную пору последнего десятилетия я не знал ни одного случая, когда бы он не откликнулся самым искренним порывом на всë доброе и светлое, что бы ни встречалось на его пути. Он верил в Россию, верил в особенности в русского человека, в его преданность себе, и не было тех слов этой веры, которых бы он не произносил с самым горячим убеждением. Я уверен, что нет той жертвы, которую бы он не принëс в пользу своей страны, если бы только он знал, что она ей нужна…».
За семьдесят лет большевики так и не смогли собрать материалов, чтобы обвинить царя-мученика. Ещë раньше полностью провалилась попытка сделать это у Временного правительства. А. Романов – один из тех, кто должен был собрать компромат на царя, писал: «Не скрою, что, входя в состав Следственной комиссии, я сам находился под влиянием слухов, захвативших всех, и был предубеждён против личности государя. Утверждаю, однако, что не я один, на основании изучения материалов, пришëл к совершенно противоположным выводам. Еврей,
социалист-революционер, присяжный поверенный, которому было поручено Муравьёвым (председателем комиссии) обследование деятельности царя, после нескольких недель работы с недоумением и тревогой в голосе сказал мне: «Что мне делать? Я начинаю любить царя»».
В том же духе высказался юрист В. М. Руднев, которому Временное правительство поручило провести дознание о преступлениях низвергнутого государя. На весь мир Руднев заявил: «Я просмотрел все архивы дворцов, личную переписку государя и могу сказать: император – чист как кристалл». Ни один из этих людей не был монархистом, иначе их и близко не подпустили бы к расследованию. Просто прежде они черпали представления о царе из слухов, сплетен, газет, но вот впервые им пришлось подойти к этому вопросу профессионально, то есть, помимо прочего, ещë и честно. Результат потряс этих людей, в корне перевернул их представления о святом государе.
Близкая подруга императрицы Анна Вырубова рассказала как-то одну историю, в которой нет ничего особенного, это лишь образец той ткани, из которой состояла жизнь царя:
«Раз как-то приехал в Гамбург государь с двумя старшими великими княжнами; дали знать, чтобы я их встретила. Мы более часу гуляли по городу… Идя переулком по направлению к парку, мы столкнулись с почтовым экипажем, с которого неожиданно свалился на мостовую ящик. Государь сейчас же сошëл с панели, поднял с дороги тяжëлый ящик и подал почтовому служащему; тот его едва поблагодарил. На моë замечание, зачем он беспокоится, государь ответил: «Чем выше человек, тем скорее он должен помогать всем и никогда в обращении не напоминать своего положения; такими должны быть и мои дети!»».
Он их хорошо воспитал, своих деток: Ольгу, Татьяну, Марию, Анастасию, Алексея. Потому что никогда не фальшивил, не лгал. Можно обмануть всех, но не того, кто рядом с рождения. Благословен тот, чей ребёнок как святыню понесëт людям его слова. «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, – писала из заточения великая княжна Ольга, – и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него – он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет ещë сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь».
Какие прекрасные лица…».

📕 Фрагмент книги «Умереть и воскреснуть. О прославлении императора Николая II», авторы Владимир Григорян и Евгений Муравлев (М.: Символик, 2018).
📁 Подробнее о книге

Вячеслав (Станислав) Брейэр. Как важно иногда проводить уборку

Дорогие друзья,
предлагаем вам новую миниатюру Вячеслава (Станислава) Брейэра, автора нескольких сборников сказок и притч, вышедших в издательстве «Символик». Творчество этого писателя адресовано и детям и взрослым, оно предлагает взглянуть на мир под необычным углом зрения, удивляет — и заставляет задуматься о важном. Так и сегодняшняя притча о людях, решивших однажды навести порядок в собственных дворах.

Однажды в серую погоду

Однажды в серую погоду — один человек стал подметать двор, и его спросили, посмеиваясь:

— Ты что делаешь?

— Подметаю мою страну, — ответил тот с улыбкой.

Затем он стал мыть разрисованную дикими подростками стену хрущобы.

— А что теперь делаешь? — спросили его с интересом.

— Мою мою страну, — ответил он, и улыбается.

И стал сажать цветы вокруг хрущобы. Синенькие, красненькие, жёлтенькие и всякие.

— Ну, а теперь? — спросили его уже даже с уважением.

— Украшаю мою страну, — ответил он, улыбаясь и не разгибая спины.

— А мы что, рыжие? А мы что, лысые, что ли? — тогда сказали все другие жители, в том числе рыжие и лысые, и многие другие хорошие люди.

И тоже взялись подметать свою родную страну, и мыть, и украшать! С весёлыми улыбками и добрыми песнями!

А затем серая погода прошла, а настала синяя, солнечная, — в нашей России.

***

Еще много сказок и притч Станислава Брейэра, забавных, мудрых и не похожих ни на что другое, вы найдете в книгах, выпущенных издательством «Символик»:
«Мамина пасочка»
«Три минуты в Рождество»
«Город в капле» и другие сказки»
«Дыхания»

В храме на Троицу | Из повести «Сказки Морского волка» Ольги Севостьяновой

Близится Троица — один из величайших христианских праздников, день рождения Церкви. В этот день, на Пятидесятницу, на собравшихся в Иерусалиме апостолов сошел Дух Святой в виде языков пламени, после чего они совершенно преобразились — приобрели мудрость, дар проповедовать, в мгновение научились говорить на языках, которых прежде не знали…
И в России этот день особенный и радостный: храмы благоухают свежескошенной травой и березовыми ветками, на священнослужителях радостные зеленые облачения, а хор торжественно воспевает: «Егда снизшед языки слия, разделяше языки Вышний: егда же огненныя языки раздаяше, в соединение вся призва, и согласно славим Всесвятаго Духа». В переводе на русский это значит: «Некогда, сойдя, Ты смешал языки и разделил народы, Вышний; когда же языки огненные раздавал, то призвал в соединение всех, и [теперь] согласно славим Всесвятого Духа».
Думаете, рассказать детям о празднике Троицы можно только, раскрыв серьезные толстые книги? Ничего подобного! Вот вам доказательство — глава из замечательной детской повести «Сказки Морского волка» Ольги Севостьяновой, выпущенной издательством «Символик». Здесь очень коротко, но ярко и образно рассказывается и о празднике Троицы, и о храме, и об исповеди.

 

В ХРАМЕ НА ТРОИЦУ

 

— Ники, сегодня Троица, большой праздник, собирайся, в церковь пойдём, — сказала бабушка.

— Мы с Артёмкой уже договорились, он с нами.

— Ну и хорошо.

Никитка любил Троицу. Зелёный храм пахнет солнцем, лесом, земляничными полянами. В прошлом году бабушка на полу в траве бабочку нашла. Большую, с узорными оранжевыми крыльями. Посадила её на ладошку, чтобы случайно не затоптали. И всю Херувимскую (ну, это молитва такая, самая главная) бабочка сидела у неё на руке не шелохнувшись. А когда бабушка хотела вынести её на улицу, она взмахнула крылышками и улетела под самый купол храма. И исчезла из глаз так же неожиданно, как появилась. И теперь, стоя на коленях и вдыхая пряный запах трав, Никитка искал глазами хоть какого-нибудь жучка, хоть какую-нибудь божью коровку. Как назло — ни одной букашки. «И почему это бабушке так везёт?» — вздохнул он.

Крещённый в этом соборе в раннем детстве, Никитка, сколько себя помнит, приходит сюда с бабушкой. Здесь служит батюшка, отец Виктор, который его крестил, принял его первую исповедь, причащает его и благословляет. Старенький он уже, седой, часто болеет, ходит медленно, говорит тихо. Зато молится так громко, что Бог его слышит. Так бабушка говорит. А ещё она говорит, что всякое доброе дело нужно с молитвой начинать. Утром надо с Богом поздороваться, спасибо Ему сказать, что живёшь на земле, вечером спокойной ночи пожелать, а в трудных случаях просить помощи.

— Как у месяца? — спросил однажды Никитка.

— У какого ещё месяца? — опешила бабушка.

— Ну, помнишь, мы с тобой гуляли и месяц молодой увидели? А ты сказала: «Месяц, месяц, мой дружок, дай мне денежек мешок». А он ничего не дал.

— А-а-а, вот ты о чём, — рассмеялась бабушка, вспомнив, как маленький Никитка протянул тогда ручки к небу и с надеждой произнёс: «Месяц, месяц, дай конфет…» — Нет, не как у месяца, — почему-то вздохнув, объяснила она. — А как ребёнок просит помощи у своего отца.

Никитка не всё понимал из бабушкиных рассуждений, но не возражал. Он не представлял, как можно здороваться с тем, кого не видишь глазами, и как Бог может помочь, если Он где-то далеко-далеко. Но молитву «Отче наш…» выучил наизусть и почему-то шёпотом читал её сам себе вечером, перед сном. А один раз — даже в «трудном случае».

Тетрадку с выполненным домашним заданием потерял, всё перерыл — нигде нет, хоть плачь. И заплакал. И так, всхлипывая, шептал: «Отче наш, Иже еси на небесех, да святится имя Твое…» Глядь — а тетрадочка-то и лежит. Там, где он сто раз смотрел! Просто чудо какое-то. А бабушка почему-то рассердилась и сказала, что никакое это не чудо, а просто расхлябанность его, Никиткина. И что нечего к Господу по таким пустякам обращаться, а нужно просить у Него помощи для исправления. И чтобы он обязательно об этом на исповеди батюшке рассказал.

Исповедь Никитке нравилась. После неё ему почему-то становилось легко и радостно, как бывает в праздники. Только первый раз страшно было. Когда ему исполнилось семь лет, бабушка сказала, что теперь он может причащаться только после исповеди.

— А что это такое? — спросил он тогда.

— Надо вспомнить свои грехи и рассказать их батюшке.

— А что такое грехи?

— Это плохие мысли и поступки, — пояснила бабушка.

— У меня нет грехов, — облегчённо вздохнул Никитка.

— Да что ты? Неужели тебя совесть ни в чём не обвиняет? Разве не бывает тебе плохо, неизвестно отчего?

Никитка задумался.

— Ба, а у тебя какие грехи?

— Да целая куча. На дедушку иногда ругаюсь, не слушаюсь его, обижаю его, и сама на него обижаюсь. На тебя покрикиваю. Хочу, чтобы всё по-моему было. Переживаю, когда что-то не получается, как я хочу.

— Так и у меня такие же грехи, — удивился Никитка. — Я тоже маму иногда не слушаюсь. И обижаюсь на неё. И друзей, случается, обижаю. И переживаю, что двойку получу.

— Ну, вот видишь. А прощения-то просить не любишь! А ещё иногда без спросу от дома уходишь. А ещё от компьютера тебя, бывает, не оторвать. А ещё… Помнишь, рассказывал мне, как Сёме позавидовал, что у него машинка с радиоуправлением есть, а у тебя нет.

— А разве это грех?

— Зависть-то? Ещё какой, один из самых страшных и мучительных. Душа у человека от зависти чернеет, становится злой. И постепенно сам человек от злости чернеет, заболевает и может даже умереть.

Никитка внимательно смотрел на бабушку, но уже почти не слышал её слов, стараясь вспомнить, кому и в чём он завидовал. А бабушка всё говорила и говорила:

— Большинство людей даже не подозревают, какой это страшный грех. Кажется, нет ничего особенного, если позавидовал кому-то. Подумаешь, ты ведь ничего плохого человеку не сделал. Чтобы оправдать себя, придумали даже белую зависть. Завидую, мол, тебе белой завистью. На самом деле никакой белой зависти не бывает — только чёрная. Любая, даже самая незначительная, на взгляд человека, зависть незаметно запускает в нём некий пусковой механизм, ну, будто человек хоть ещё и не выстрелил, но оружие с предохранителя уже снял. Много зла от зависти бывает — ссоры и раздоры, предательство и убийства, — разглагольствовала бабушка, даже не заметив, что Никитка давно уже не слушает её, а думает о своём.

А он весь тот вечер ходил задумчивый. Вспоминал грехи. А утром, когда пришли в церковь, побежал к батюшке рассказывать. После исповеди сел рядом с бабушкой на скамейку.

— Ты бы постоял, — одёрнула его бабушка. — Посмотри, сидят только старые и больные.

— А это грех? — спросил мальчик.

— Конечно.

Никитка подскочил, как ужаленный, и снова помчался к батюшке. Так бегал он в это утро несколько раз, вспомнив ещё какой-нибудь свой плохой поступок. Очень хотелось ему хоть немного побыть чистеньким, без грехов. Оказалось, это очень приятно. Внутри будто что-то освобождается — и на душе становится легко и радостно. «И почему это люди об этом не знают?» — недоумевал мальчик. И даже в церковь не все ходят. Даже из его друзей — только Артёмка. Он не понимал, почему так происходит. Только удивлялся. В храме ему было спокойно.

 

Приобрести книгу

Сказки Вячеслава Брейэра | «Старый пень» (история двойного агента)

Наш давний автор Станислав (в крещении Вячеслав) Брейэр поделился с «Символик» новой – а точнее, довольно старой, но еще ни разу не публиковавшейся сказкой. Понятна она будет скорее родителям, чем детям, но это ничего – кое-что детям можно и объяснить.

Приятного Вам чтения!

Книги Станислава Брейэра «Дыхания», «Город в капле и другие сказки», «Мамина пасочка» и «Три минуты в Рождество» легко приобрести в интернет-магазине «Символик».

 

Старый пень

(История двойного агента)

Жило-было советское время.  А в нем жили-были мальчик Петя, НКВД, АБВЕР (германская разведка) и старый лесной пень.

У Пети были мама и десять меньших братьев, которые то и дело хотели есть, а есть-то нечего.

У НКВД и АБВЕРа – очень много агентов. А у лесного пня – замечательный слух.

Однажды Петя пошел в лес по грибы. Набродившись, устал, сел отдохнуть на пень. А пень мохнатый, старенький и с трещиной. «Почему, – подумал Петя, – говорят «глухой, как пень»?»

– Эй, старый пень! – крикнул Петя в трещину. – Ты меня слышишь?

– Слышу в сто раз лучше тебя. Или в тыщу, – ответил пень, потому что оказался живой.

Петя отошёл поодаль и прошептал:

– Э-эй, старый пе-ень, ты меня и теперь слышишь?

– Представь себе, – сказал пень.

– Ты, может, все звуки в мире слышишь?

– Может.

Петя побежал в свою деревню и рассказал маме и братишкам. Потом они все вместе ходили, испытывали старый пень на слух. Тот выдержал все испытания.

Потом в гости к пню ходила вся деревня.

И наконец к нему в гости, продираясь через кусты, приехал «воронок» с агентами.

– Хочешь стать нашим агентом?  Это очень почетно.

– Почет в карман не положишь, – буркнул пень.

– Сколько хочешь?

– Лет? – сыронизировал пень.

– Денег.

– Много.

– Но чтоб, если услышишь что – сам понимаешь, что, – все докладывай через связного. Старайся установить, в каком именно месте нашей свободной страны (республика, область,  населенный пункт – подробный адрес) говорят то, что сам понимаешь. И еще: если тебя придут вербовать агенты АБВЕРа, то не отказывайся. Проникни в их замыслы и нам раскрой. Все понято?

– Так точно, – зевнул пень и получил аванс в свою трещину.

Только эти уехали – приехали из АБВЕРа. Они говорили тихо-тихо, так как на чужой территории. И завербовали советский пень для разведывательных целей:

– Услышишь, как в их правительственных учреждениях скажут государственную тайну, – докладывай через нашего связного. И хорошо бы нам живого чекиста. Или двух. Или как можно больше лучше…

И от них пень получил аванс.

А дальше он повел бурную двойную деятельность. Приходит, скажем, к нему живой чекист за сведениями. Вдруг из кустов на него прыгают, которые из АБВЕРа, суют в мешок и увозят в неизвестном направлении.

А потом приходит за разведданными из АБВЕРа, а тут на него мужики из НКВД – и в воронок.

Спрашивают те и другие:

– К тебе в такой-то день такой-то наш связной не приходил?

– Не слыхал, не видал, – отвечал пень.

Скоро пень через трещину наполнился банкнотами и подумал: «Всю жизнь, еще с росточного возраста, я хотел разбогатеть. Теперь мое брюхо набито „ленинками“. Только на сердце нехорошо. Они, все эти агенты, хоть и антихристовы, но обманывать-то плохо. Особенно в преклонных годах…».

Приходит как-то мальчик Петя по грибы, а грибов нет. Заплакал Петя.

– Что? – спросил пень.

– Дома еще больше нечего есть, – сказал мальчик. – Мама и братишки уже с голоду помирают.

И так бедненький больно заплакал, что старый пень тоже заплакал своей последней влагой.

– Поди-ка что скажу, – позвал пень. Мальчик припал к его трещине ухом.

– Ты вот что, Петя. Опусти в трещину руку и все достань.

Петя хотел сунуть руку, но трещина узкая.

– Ломай! – тогда решился пень. – Ломай! Там и для твоей мамы, и для братишек – на всю жизнь. А иначе как бы не померли скоро…

Петя ухватился за края трещины, поднатужился – треск! Распался старый пень, а на том месте куча „ленинок“.

Уже потом, когда мама с детьми поели, набрались сил, – пришли они к останкам старого пня. Вырыли ямку, останки схоронили. И цветочков посеяли, да водицей полили…

(Cказка написана лет пятнадцать назад, прежде не публиковалась)

Читаем воскресное Евангелие |»Осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев!» (Ин. 12:1-18)


«За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира. Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда. 
Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых. Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса. 
На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле.
Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что та́к было о Нем написано, и это сделали Ему. Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых. Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо.
(Ин. 12: 1-18) 


Предстоящее воскресенье – последнее перед Пасхой, и на этот день выпадает великий праздник Входа Господня в Иерусалим. Господь Иисус входит в Иерусалим одновременно и как Царь (и тут мы видим прообраз Его Второго пришествия), и как смиренный путник, приехавший в столицу на простом ослике. Люди, постилающие перед Ним одежды и пальмовые ветви, помнят, как совсем недавно этот человек воскресил из мертвых Лазаря, и думают, что теперь Он пришел взять в Свои руки власть, узурпированную римлянами. А Он пришел, наоборот, подставить эти руки римским солдатам, чтобы они пробили их гвоздями… Как же нам встречать этот праздник – Вход Господень в Иерусалим? С радостью или с печалью? Свой ответ предлагает епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов):

– Придя сегодня в храм на службу, мы с вами, дорогие друзья, исповедуем свою верность нашему Царю. Царь – это самый высокий чин, который есть на земле. А Господь – наш Царь и на небе, и на земле. Он Царь жизни, Царь добра, Царь любви, Царь света, Царь разума. Только в Нем мы обретаем то, что называем счастьем, радостью.

Конечно же, Господь хочет, чтобы мы были с Ним не только на земле. К сожалению, земля – это место, испорченное грехом, и Он хочет, чтобы мы с Ним пребывали не только в наших земных телах, которые тоже испорчены грехом, но и в вечности. Радость этой вечной жизни может открыться нам уже здесь, на земле, а путь к этой радости Он показывает нам в дни Страстной седмицы. Другого пути к этой радости нет.

Не будем смущаться, как смущаются некоторые люди, которые не верят в Бога. Они говорят: что же ваш Царь не устроит на земле благоденствие? Но на земле нельзя устроить благоденствие. Благоденствие на земле – это значит у кого-то что-то отнять, и опять кто-то будет страдать, а кто-то получать больше. Земля – это не место для успокоения, а путь. Путь в Царство Небесное.

И сегодня Господь призывает нас на этот путь. Он приходит в Иерусалим, а дальше – идет на Голгофу. И жизнь каждого человека – это путь от радости, может быть, детской, через трудности, через жизненные трагедии к вечной радости Царства Небесного. Это мудрость, которой не обладают люди, не знающие Христа. Не будем же ею пренебрегать.

 Источник: https://www.stdimitry.ru

Илия Муромец исцелил свою наследницу | Истории из книги «Тератургима, или Чудеса нового века»

Мы продолжаем делиться историями из книги с необычным названием – «Тератургима». Вышла она в издательстве «Горлица» и уже выдержала несколько переизданий. «Тератургима» по-старогречески означает «чудотворения». В этом издании собрано более 200 свидетельств о чудесах, произошедших по всему миру с начала XX века и по наш день.

По Святой Киево-Печерской Лавре шла экскурсия паломников, прибывших из разных мест. На подходе к Ближним Антониевым пещерам одна женщина пожилого возраста попросила проводника: «Подведите меня, пожалуйста, к мощам Ильи Муромца». «Хорошо», – обещала гид. Группа зашла в пещеры. Женщина снова с волнением обратилась к сопровождающей: «Где мощи Ильи Муромца?» Ее успокоили: «Я вам покажу. Они в конце маршрута». Люди продвигались по пещерам, прикладывались к мощам, молились. Пенсионерка опять умоляюще обернулась к проводнику: «Вы не забыли, что мне нужно к мощам Ильи Муромца?» Гид успокоила: «Конечно, я помню».

Когда группа, наконец, подошла к раке преподобного, женщина упала на колени перед мощами, начала очень сильно плакать и громко всхлипывать, не в состоянии сдержать своих чувств. Вокруг нее собралось много людей с сочувствием глядящих на распростершуюся у мощей пенсионерку. Она рыдала навзрыд и не могла остановиться. Припадала к раке с мощами и целовала ее. Увидев, что ее окружили паломники, она смутилась и сквозь рыдания проговорила: «Люди добрые, я плачу не от горя, а от радости. Я приехала с Донбасса поблагодарить этого великого угодника». И поведала, что с ней произошло.

Эта раба Божия была больна редкой и тяжелой болезнью – параличом суставов, который достиг той фазы, когда ткани тела уже начали отделяться от костей. Она днями лежала в своей комнате, не вставая с постели, очень страдала от боли и уже ожидала смерти. Однажды она задремала и увидела странное видение – полусон-полуявь.

Приходит к ней богатырь в древнерусских одеждах, в шлеме и кольчуге. Болящая изумленно наблюдала за ним, поскольку никогда таких людей не видела. А богатырь тем временем берет косу, идет вокруг нее по полю и косит траву, из которой выползают змеи, убегают в разные стороны и исчезают. Богатырь, ласково посмотрев на страдалицу, сказал: «Больше ты болеть не будешь. Господь благоволил тебя исцелить. Ты наследница по крови нашего рода. Я Илья Муромец. Мои мощи лежат в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры».

На тот момент болящая была человеком невоцерковленным и с недоумением внимала словам диковинного гостя. Она не могла знать, что молитвами святого сподобилась тонкого видения, хотя различала, что это не обычный сон.

«Я слушала и не понимала, о чем он говорит, – рассказывала женщина людям, столпившимся послушать ее в пещере возле раки чудотворца. – Дальше Илья Муромец сказал мне: “В нашем роду по мужской линии до трех лет никто ногами не ходил”. И я вспомнила, что действительно ни мой дед, ни мой отец до трехлетнего возраста не ходили ногами. И все в нашем роду были очень крупного телосложения». Надо сказать, что и сама паломница была весьма крупная, ширококостная, высокая, но не толстая. Сколько она помнила, их род жил в Донецкой области.

Видение закончилось, и женщина открыла глаза. И сразу почувствовала, что нет той жуткой боли, от которой она столько страдала и мучилась. С радостью и волнением она прислушивалась к новым ощущениям в теле. Ей вдруг захотелось включить телевизор, который стоял у нее в комнате. Она протянула руку к пульту, нажала клавишу и потрясенная замерла.

По телевизору в этот момент шла передача о Киево-Печерской Лавре и как раз рассказывали об Илье Муромце. Женщина была невозможно изумлена таким совпадением. Она все яснее ощущала, что у нее ничего не болит, начала двигать руками и ногами. «Я встала на ноги и поняла, что могу идти. И только тут осознала, что со мной произошло чудо, о котором сказал святой богатырь в видении, – делилась исцеленная. – Слезы неудержимо заливали лицо, сердце выскакивало из груди. Невозможно описать мои чувства. И тогда я дала обет: как только смогу собрать нужную сумму от пенсии, обязательно приеду в Киев, приду в Киево-Печерскую Лавру и поблагодарю Илью Муромца за исцеление. И вот я приехала к этому великому святому. К былинному русскому богатырю. К своему предку».

Когда женщина окончила рассказ, плакали все в пещерах. Эта чудесная история, случившаяся в наши дни, никого не оставила равнодушным. Жительница Донбасса не назвала своего имени. А все вокруг были настолько потрясены услышанным, что не спохватились спросить об этом исцеленную. Господь положил ей на сердце поведать случившееся во свидетельство милости Божией и заступничества Своего угодника, былинного русского богатыря, защитника Руси – преподобного Ильи Муромца. 

 

📗 Глава «Илия Муромец исцелил свою наследницу: Удивительная история о явлении святого богатыря, посечении им змей и указании пути в Лавру» из книги «Тератургима, или Чудеса нового века».

 

ℹ Узнать больше о книге и купить ее вы можете в нашем интернет-магазине.

 

 

Детский психолог Любовь Майская ответит на вопросы о воспитании детей

Дорогие друзья! Автор нашего блога детский психолог Любовь Майская готова ответить на вопросы о воспитании детей! Если Вас что-то тревожит, если хочется прояснить какой-то момент, разобраться в сложной ситуации или просто вспомнить, как это – быть ребенком, смело присылайте нам свои вопросы!

Чтобы задать вопрос, отправьте письмо в редакцию на электронную почту redaktor-simvolik@intermarket.su или blog-editor@intermarket.su  с пометкой «Вопрос для детского психолога».

Будем рады помочь Вам и Вашим детям!

 

Любовь Майская – автор книг и статей по детской психологии. В своих работах рассуждает о том, как воспитать самостоятельную, сбалансированную личность, и о том, какие ловушки могут подстерегать родителей, живущих по принципу «всё лучшее – детям». В своих выводах автор опирается на научные данные, излагая их простым и понятным языком, и на примеры из личной практики работы с детьми.

Первая книга Любови Майской «Записки гувернантки. Как выбрать няню», изданная в 2012 г., сразу же попала в пятёрку лучших книг для родителей. В следующем году вышла вторая книга, продолжающая серию «Записки гувернантки»: «Меняю всех нянь на одну маму». Сейчас Любовь Майская работает над третьей книгой и ведет колонки о детской психологии в журналах, посвященных здоровью.

 

Читайте колонки Любови Майской на нашем сайте.