Сто лет со дня гибели Царской Семьи

Поделиться

 «Девятого июля 1918 года председатель Петроградского ЧК Моисей Урицкий взялся лично допросить бывшего премьер-министра Владимира Николаевича Коковцова. Стояла цель: собрать материалы для суда над государем. Допрос Коковцова позволяет понять, почему этот суд оказался невозможен. Обратите внимание – слова, которые вы сейчас прочтëте, были произнесены не на торжествах по случаю 300-летия Дома Романовых, а в Питерской чрезвычайке: «Десять лет я был докладчиком у государя, я хорошо знаю его характер и могу сказать по совести, что сознательно он никому не причинил зла, а своему народу, своей стране он желал одного – величия, счастья, спокойствия и преуспевания. Как всякий, он мог
ошибаться в средствах, по мнению тех, кто его теперь так жестоко судит. Он мог ошибаться в выборе людей, окружавших его, но за все 10 лет моей службы при нëм, в самых разнообразных условиях и в самую трудную пору последнего десятилетия я не знал ни одного случая, когда бы он не откликнулся самым искренним порывом на всë доброе и светлое, что бы ни встречалось на его пути. Он верил в Россию, верил в особенности в русского человека, в его преданность себе, и не было тех слов этой веры, которых бы он не произносил с самым горячим убеждением. Я уверен, что нет той жертвы, которую бы он не принëс в пользу своей страны, если бы только он знал, что она ей нужна…».
За семьдесят лет большевики так и не смогли собрать материалов, чтобы обвинить царя-мученика. Ещë раньше полностью провалилась попытка сделать это у Временного правительства. А. Романов – один из тех, кто должен был собрать компромат на царя, писал: «Не скрою, что, входя в состав Следственной комиссии, я сам находился под влиянием слухов, захвативших всех, и был предубеждён против личности государя. Утверждаю, однако, что не я один, на основании изучения материалов, пришëл к совершенно противоположным выводам. Еврей,
социалист-революционер, присяжный поверенный, которому было поручено Муравьёвым (председателем комиссии) обследование деятельности царя, после нескольких недель работы с недоумением и тревогой в голосе сказал мне: «Что мне делать? Я начинаю любить царя»».
В том же духе высказался юрист В. М. Руднев, которому Временное правительство поручило провести дознание о преступлениях низвергнутого государя. На весь мир Руднев заявил: «Я просмотрел все архивы дворцов, личную переписку государя и могу сказать: император – чист как кристалл». Ни один из этих людей не был монархистом, иначе их и близко не подпустили бы к расследованию. Просто прежде они черпали представления о царе из слухов, сплетен, газет, но вот впервые им пришлось подойти к этому вопросу профессионально, то есть, помимо прочего, ещë и честно. Результат потряс этих людей, в корне перевернул их представления о святом государе.
Близкая подруга императрицы Анна Вырубова рассказала как-то одну историю, в которой нет ничего особенного, это лишь образец той ткани, из которой состояла жизнь царя:
«Раз как-то приехал в Гамбург государь с двумя старшими великими княжнами; дали знать, чтобы я их встретила. Мы более часу гуляли по городу… Идя переулком по направлению к парку, мы столкнулись с почтовым экипажем, с которого неожиданно свалился на мостовую ящик. Государь сейчас же сошëл с панели, поднял с дороги тяжëлый ящик и подал почтовому служащему; тот его едва поблагодарил. На моë замечание, зачем он беспокоится, государь ответил: «Чем выше человек, тем скорее он должен помогать всем и никогда в обращении не напоминать своего положения; такими должны быть и мои дети!»».
Он их хорошо воспитал, своих деток: Ольгу, Татьяну, Марию, Анастасию, Алексея. Потому что никогда не фальшивил, не лгал. Можно обмануть всех, но не того, кто рядом с рождения. Благословен тот, чей ребёнок как святыню понесëт людям его слова. «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, – писала из заточения великая княжна Ольга, – и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него – он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет ещë сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь».
Какие прекрасные лица…».

📕 Фрагмент книги «Умереть и воскреснуть. О прославлении императора Николая II», авторы Владимир Григорян и Евгений Муравлев (М.: Символик, 2018).
📁 Подробнее о книге

Версия для печати

Поделиться