Дети и невидимый мир | Игорь Цуканов

Поделиться

«Детскость утрачивается в жизни и восстанавливается в святости» — слова священника Александра Ельчанинова, над которыми стоит крепко задуматься. Мы стремимся учить детей, в том числе учить какой-то праведной, «правильной» жизни, учить христианству — а, значит, святости. Но мы сами не являемся святыми. Тогда чему же мы можем их научить?..
Спаситель предупреждал: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18:3). Это известные слова, и знает их всякий. Речь в них идет, в частности, о смирении. «Кто отрешится от своего воображаемого величия и станет таким же малым, как <…> дитя, тот и будет иметь большее значение в Царстве Небесном», — так изъясняет эти слова в «Толковании Евангелия» Борис Гладков.
А вот что подмечает в детях тот же о. Александр Ельчанинов:
«Дети каждый день как бы снова рождаются — отсюда их непосредственность, неосложненность души, простота суждений и действий.
Кроме того — у них незаглушенное чувство добра и зла, свобода души от плена греха, отсутствие суда и анализа.
Все это мы имеем от рождения как дар, который мы легкомысленно растериваем в пути и потом с муками и трудами собираем по крошкам растерянное богатство.
Почему так важны впечатления детства? Почему важно торопиться наполнить сердце и ум ребенка светом и добром с самого раннего возраста? В детстве — сила доверия, простота, мягкость, способность к умилению, к состраданию, сила воображения, отсутствие жестокости и окамененности. Это именно та почва, в которой посеянное дает урожай в тридцать, шестьдесят и сто крат».
Итак, смирение (то есть отсутствие всякой мысли о том, что ты представляешь собой нечто, и нечто немаловажное), чуткость совести, открытость и доверие, способность сострадать другим, ни тени осуждения… Все это мы и называем святостью, и — подумать только! — это изначально есть у детей. Мы их, увы, успеваем быстро испортить: уже к трем-четырем годам наши детки зачастую превращаются в капризные, жадные, ленивые, жестокие, раздражительные существа. Откуда в них берется вся эта примесь зла? Откуда же, как не от тех, с кем они все время общаются, кого наблюдают ежедневно и ежечасно. Стало быть, от нас.
И вот мы, испортившие их, теперь чему-то их учим, в том числе — христианству! Но христианству вообще невозможно научить! Христианством можно только поделиться. Христианство — это же не набор фактов, которые надо запомнить и усвоить. Это — любовь. Любовь к Богу и любовь к человеку, оказавшемуся рядом с тобой, хотя бы ненадолго. Вот этой любовью можно поделиться. А что делаем мы?..
В воскресных школах и дома мы даем детям множество ценной информации, рассказываем об Иисусе Христе, о Богородице, о святых, о Церкви, о Таинствах, о праздниках и постах. Сообщаем им полезные, как мы думаем, факты. И не думаем, что эти факты они забудут очень скоро, потому что у них нет причин держать их в голове. Мы не делимся с детьми самым главным, что эти факты оживляет и делает близкими сердцу, — не делимся святостью и любовью. Ведь невозможно поделиться тем, чего у тебя нет.
Но, если дело обстоит так, не нам ли стоит учиться у детей? Не нам ли нужно стараться перенимать у них хотя бы те остатки, те высыхающие капли живой человечности, любви, может быть, неосознанной тяги к Богу, которые в них еще остались?
На такие мысли наводит чтение записок священника Александра Ельчанинова…

Игорь Цуканов
Шеф-редактор сайта и блогов издательства «Символик»
Версия для печати
Поделиться