Дети и невидимый мир | Игорь Цуканов

Поделиться

Поразмышляем о такой недуховной вроде бы теме, как мат и сквернословие. К сожалению, теперь эта тема стала уже вполне «детской» – в том смысле, что то или иное словцо рискуешь услышать, уже приходя за ребенком в детский сад. А в первом классе наши дети познакомятся с этими словами уже практически наверняка, к сожалению.
Когда я сам учился в школе (это было уже довольно давно, но не в незапамятные времена), нецензурщина считалась непристойной даже среди тех, кто такие слова использовал. Они матерились, но осознавали, что поступают дурно. А сейчас, такое ощущение, исчезло даже само представление о том, что сквернословие – грех. Даже женщины и девушки, даже дети пересыпают речь такими словами, которые стыдно даже слышать, не то что повторять. Мат – «язык» уголовников, самых гнилых членов общества – стал восприниматься как вполне приемлемый способ общения, ну, может, неформальный. В транспорте, в магазине, в учебных заведениях «выражаются» в полный голос, ничуть не стесняясь окружающих.
И дело тут, по-моему, в безверии. Когда уходит вера – теряется и чувство нормы, интуитивное понимание того, что что-то неприлично. Школьная программа в нашей «самой православной в мире» стране и сейчас, как и в советские годы, насквозь проникнута духом позитивизма и материализма, так что дети вырастают с твëрдым убеждением, что в мире действуют какие угодно законы, только не духовные. А если нет духовных законов – нет и греха: ведь, как проницательно замечает апостол Павел, «я не иначе узнал грех, как посредством закона» (Рим. 7:7). Уголовной ответственности за «бытовое» сквернословие не предусмотрено – вот и прекрасно. А иной ответственности, кроме уголовной, в представлении большинства попросту не существует.
Очень важно, чтобы наш ребëнок, подрастая, понимал: законы духовной жизни – существуют, и если их игнорировать, непременно будут последствия. Очень важно, чтобы ребëнок доверял авторитету Священного Писания: тогда его несложно будет убедить, что с точки зрения Бога (на которую и надо ориентироваться) использование бранных слов – серьезный грех. «За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься», – недвусмысленно предупреждает учеников Господь Иисус Христос (Мф. 12:37). «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших», – взывает к жителям Ефеса (и, конечно, к каждому из нас) апостол Павел (Еф. 4:29). Апостол Иаков наставляет нас как можно осторожнее обращаться с языком, ибо это «огонь, прикраса неправды»: «язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не может изливать соленую и сладкую воду» (Иак. 3:6-12).
Итак, Бог велит нам сдерживать язык – казалось бы, какие еще нужны аргументы?
Но, если ребенок постарше, он может возразить: ведь «крепкие» выражения – далеко не всегда проклятия! Они же, как правило, не по адресу конкретных людей направлены, просто это такой «сленг», манера выражаться среди «своих», даже признак доверительного общения.
Что тут ответить?
Ну, во-первых, общеизвестную вещь: человек отличается от животных в том числе тем, что владеет словом. И, может быть, менее общеизвестную (но ребенок всë равно должен еë знать): это свойство роднит его с Богом. «Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его – все воинство их», сказано в Псалтири (Пс. 32:6), а Евангелие от Иоанна открывается знаменитым: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин. 1:1-3). Сам Господь Иисус Христос именует Себя Бог Слово. Поэтому осквернение слова – это как минимум использование Божественного дара не по назначению. А на самом деле – даже с целью, противоположной назначению. Всë равно что взять кусок хлеба и начать оттирать его мякотью глину, налипшую на ботинках. Или ещë чего похуже.
И, во-вторых, можно напомнить, что Господь велел нам любить ближнего, как самого себя (см. Мф. 22:37-39, Мк. 12:30,31). А когда кто-то оскорбляет слух другого человека грязными ругательствами – какое отношение к любви это имеет? Пусть даже эти слова не относятся к человеку лично. Всë равно: есть вещи из области «ниже пояса», говорить о которых просто нецеломудренно, – а матерные слова, как известно, именно эти вещи и обозначают, причëм в самой грубой форме. Если человек матерится в моëм присутствии, значит, делаю я вывод, он предполагает, что и для меня публичное обсуждение этих вещей нормально и естественно. А оно и ненормально, и неестественно, и ничего кроме отвращения не вызывает.
Можно предложить нашему подрастающему чаду представить, что он или она проходит мимо дома – и как раз в этот момент кто-то из жителей высовывается из окна и выплескивает на улицу ведро с помоями. Не ему на голову, просто – рядом. Можно ли предположить, что таким образом этот человек проявляет к нему и другим прохожим своë почтение и любовь? Или совсем наоборот – наплевательское отношение?..
Матерная ругань – все равно что такие помои. Только отмыться от неë в сто раз тяжелее, особенно если у самого эти слова уже завелись на языке. Не дай Бог, чтобы они завелись на языке у нашего ребëнка.

 

Игорь Цуканов

Версия для печати

Поделиться