Дети и невидимый мир | О страхе и бесстрашии

Поделиться

Когда я был маленьким, никаких религиозных тем в разговоре со мной никто не поднимал. Тем не менее, тема смерти и послесмертия как-то сама собой возникла в моей голове. В первый раз я по-серьезному задумался об этом, кажется, лет в пять или шесть, и эти детские размышления, тревога от неожиданного осознания того факта, что вот весь мир останется — а меня не будет, сохранились в моей памяти как одно из самых ярких впечатлений детства.

Я точно не знаю, как относятся к вопросу о смерти те дети, которым что-то говорили о Боге. Мои дети, например, в курсе, что над нами есть Бог. Известно им и то, что душа не умирает: тело — да, а душа, то есть ты сам, продолжает существовать. Но все равно этот вопрос их волнует. Младший мой сын, которому сейчас пять лет, недавно с волнением интересовался, как это может быть — тела нет, а душа есть. Кажется, он не очень понимает, как человек может существовать без рук, без ног, без глаз и ушей.

Я тоже не очень-то понимаю. Во-первых, у подавляющего большинства из нас нет опыта реального существования вне тел (сон — все-таки не вполне реальность). Во-вторых, учение Церкви гласит, что человеку и не свойственно быть чисто духовным существом; человек по природе своей двусоставен, он — и тело, и душа; а одна душа — это еще не человек. Потому и непонятно нам, как это — умереть и остаться без тела.

Но вот чего я не вижу в детях, воспитанных в христианстве, это страха — того животного, сдавливающего грудь, холодящего, который когда-то в далеком детстве лишал меня сна. Смерть непонятна им, но не является для них таким кошмаром, каким была когда-то для меня. По мне, уже одно это убедительно доказывает, что Бог — есть. Если вера в Бога позволяет человеку спокойно спать по ночам, если она одна избавляет от страха смерти и дает подлинную радость жизни — она не может быть ложной.

Автор — шеф-редактор сайта и блогов издательства «Символик» Игорь Цуканов

Версия для печати
Поделиться