Дети и невидимый мир | О пылких неофитах и испуганных детях

Поделиться
Недавно мне довелось участвовать в записи передачи на радиостанции, и один из вопросов, по которому меня попросили высказаться, звучал примерно так: как не перегнуть палку в общении с детьми тем родителям, которые недавно открыли для себя Церковь? Мне кажется, я ответил что-то не вполне удовлетворительное, поэтому хотел бы «доразмышлять» на эту тему.
«Как не перегнуть палку»… Но ведь в том-то и проблема, что неофит не чувствует, что он что-то перегибает. Или кажется ему, что только так и надо — перегибать палку, иначе нельзя. Нужно, чтобы ребенок непременно приходил на Литургию к самым часам; нужно, чтобы не забывал молиться утром и вечером, и перед едой, и после еды; непременно нужно, чтобы постился, как взрослые; чтобы подставлял вторую щеку, когда в школе обижают…
Взрослому человеку открылся мир, которым правит Бог, все видится ему в новом свете — и это прекрасно, и большой вопрос, должен ли кто-либо пытаться остудить этот пыл воцерковившегося христианина. Но только ребенок — другой человек, и невесть откуда взявшийся родительский энтузиазм может его и не увлечь. Он может его даже смутить и испугать. И что тогда? Отгородимся цитатой из Евангелия о том, что «кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф. 10:37)? Или все-таки вспомним, что у наших детей нет никого из людей ближе, чем мы, и с нашей стороны будет просто бессовестно вот так вот взять — и отгородиться от них с их недоумениями, вопросами и сопротивлением…
Но что же все-таки сказать человеку, который склонен «перегибать палку»? Может быть, вот что.
Если я думаю, что у меня есть живая любовь ко Христу и к своему ребенку (а любить Бога и ближнего — центральная христианская заповедь), то я не имею права НАВЯЗЫВАТЬ ребенку Христа. Я должен приложить все усилия к тому, чтобы мой ребенок Христа ПОЛЮБИЛ. Но любовь по определению — свободна. Невозможно заставить полюбить. Сам Бог не навязывает Себя никому, не дает нам никаких окончательных доказательств, делает все максимально деликатно — зачем? Думаю, для того, чтобы мы нашли и полюбили Его свободно, потому, что сами захотели, а не потому, что кто-то нам что-то неопровержимо доказал или обстоятельства вынудили. Если Сам Бог ведет Себя так смиренно, то почему так усердно наседаем на своих детей мы?
Понятно, почему. Мы хотим разделить с ребенком самое лучшее и прекрасное, что нам открылось. Мы просто забываем, что этот путь надо пройти самому. Во-первых — пройти (а не перескочить). И, во-вторых, — самому. Лично. Перенести туда ребенка на руках не получится. (Я уже не говорю о том, что и сам еще дойдешь ли.)
Но вечно актуальными остаются слова древних отцов, которые любил вспоминать митрополит Антоний Сурожский: «Никто не может прийти к Богу, если не увидит на лице хотя бы одного человека сияние вечной жизни». Если таким человеком, на лице которого ребенок увидит сияние вечной жизни, окажется его родная мама или папа, — думаю, это можно будет назвать величайшим счастьем этой семьи.
 
Игорь Цуканов
Версия для печати
Поделиться