Книжная полка «Символик» | «Элефантики», Василиса Кошкина

Поделиться

Ксюша открыла глаза. На неё ласково смотрела грязная лохматая собака, а рядом сидели три грызуна и тоже глядели на неё своими глазками-бусинками.
— Уйди! — Ксюша сонно махнула рукой, но пёс лишь завилял хвостом.
Грызуны переглянулись.
— Она назвала его имя! Похоже, его тут все знают, — усмехнулся хомяк.
— Вы говорите? Или я ещё сплю? — удивилась Ксюша.
— А почему ты совсем одна спишь на лавочке, как бездомная кошка? — вопросом на вопрос ответил пёс Уйди.
— Значит, не сплю, — рассудила Ксюша.
— Девочка, — вмешалась тощая крыса, — ты бы побыстрее сказала, чем тебе помочь и где твой дом, а? Пёс не хочет тебя бросать, а нам пора идти, но без его сопровождения здесь небезопасно!
— У меня нет дома, — грустно ответила Ксюша.
— А откуда ты взялась? — спросил хомяк Петров.
— Из больницы сбежала, — тихо сказала Ксюша.
— О! Так ты как мы? — восхитился хомяк. — Мы тоже в бегах!
— Из больницы? — изумилась Ксюша.
— Нет, из лаборатории, где зверей мучают, — пояснил Петров.
— Какой ужас! — ахнула Ксюша.
— А тебя в больнице тоже мучили? — поинтересовался Петров.
— Нет, что вы, меня лечили! — ответила Ксюша и почему-то покраснела. Ей стало неудобно из-за того, что она сбежала.
— Тогда что ты тут делаешь? — спросил пёс Уйди. — Тебя кто-то обидел?
— Нет-нет, — заверила Ксюша, — меня никто не обижал! Я убежала потому, что должна кое-кому помочь!
— Кому? — не отставал пёс Уйди.
Ему очень понравилась хрупкая большеглазая девочка с пушистыми волосами. И ему было всё равно, о чём с ней говорить, лишь бы можно было подольше оставаться рядом.
Он раньше часто играл «в хозяина», пристраиваясь к кому-нибудь из прохожих и представляя, что теперь у него есть хозяин и дом. Но каждый раз ему кричали «Уйди!» и захлопывали дверь подъезда или магазина перед его носом. Со временем псу стало казаться, что его так и зовут — Уйди. И он решил не обижаться и в ответ на окрик продолжал дружелюбно махать хвостом. Вот такой у него был потрясающий характер!
Эта девочка, которая так странно пахла лекарствами и ещё чем-то детским и свежим, проникла к нему в сердце. А нет сердца более преданного, чем сердце собаки. И если уж собака полюбила, то это будет любовь на всю жизнь! На всю жизнь собаки.
— Так кому ты хочешь помочь? — переспросил он, поскольку Ксюша промолчала.
— Моему другу, — наконец ответила лохматому псу Ксюша. — Он однажды помог мне, а я хочу помочь ему. Кажется, он попал в беду…
— Давай, ты будешь помогать ему, а мы — тебе, — предложил пёс, даже не надеясь на согласие, просто на всякий случай. Он привык не надеяться.
Ксюша немного подумала, робко протянула руку и погладила грязную лохматую шерсть Уйди. Пёс от наслаждения закрыл глаза.
— Давай, — согласилась Ксюша, — вместе веселее. И потом, я совершенно не представляю, куда мне идти.
— Мы так не договаривались, — взвизгнула тощая крыса. — С какой стати мы должны помогать девчонке!
— Вы можете идти, — спокойно ответил пёс.

 Фрагмент из сказочной повести «Элефантики» Василисы Кошкиной (М.: Символик, 2016).
 Узнать о книге больше и приобрести ее
Версия для печати
Поделиться