Книжная полка «Символик» | Татьяна Шипошина, сборник «Стена с ангелами»

Поделиться

Это только с берега море казалось волнующимся совсем чуть-чуть. Чем дальше мальчишки отплывали, тем сильнее волны подбрасывали их и качали, то поднимая, то опуская, а то и захлёстывая с головой именно тогда, когда требовалось набрать воздуха.
Восемьдесят пять метров, даже помноженные на два, — не расстояние. Каждый из них мог проплыть значительно больше. Но они не учли, что поплывут в открытом море. И не учли, что в Шайтановы ворота. Преодолеть расстояние до скалы — это ещё цветочки. Главное будет под скалой.
Наконец трое достигли входа в Золотые ворота.
С берега им казалось, что и сами ворота небольшие, и расстояние под скалой маленькое. Вблизи же всё выглядело совершенно иначе. Огромная скала. Огромная дыра в ней. Такая, что спокойно может пропустить прогулочный катер. Зацепиться, подержаться — не за что.
— Может, ну его, а? — крикнул Колька.
— Сам смотри! — успел ответить Сашка, прежде чем волна накрыла его с головой.
Олег даже не повернулся к ним.
Под воротами вода сразу стала холоднее, а волны выше. Они отражались от нависающих скал и возвращались обратно, в центр прохода. Нельзя приспособиться, невозможно предугадать, когда волна опустит, а когда поднимет тебя. Гулкое эхо отражённых волн било по ушам. Кроме того, ноги время от времени попадали в струю совершенно ледяной воды. Такой, что, казалось, мышцы сведёт мгновенно.
Видимо, так и случалось с храбрыми пловцами, рискнувшими поиграть с судьбой. Может, эти ледяные потоки и назвали когда-то шайтановыми лапами.
Саня грёб изо всех сил, чтобы скорее преодолеть страшное место. В какой-то момент он вдруг понял, что не движется. Осознал, что бьёт руками, колотит воду ногами, но не продвигается ни на сантиметр к выходу.
Что-то вроде липкой паники накатило на него. Он ещё сильнее заколотил по воде, и вдруг понял, что задыхается. Его накрыло волной — раз, другой. Как сквозь сон, Саня услышал крик.
— А-а! Помогите! — орал Колька.
Саня попытался осмотреться, но волны не давали. Когда сумел, то увидел Кольку не сзади, а впереди себя. Тот молотил руками по воде, как и он сам. А где Олег?
Олег показался на мгновение справа и снова ушёл под воду. Не выныривал долго, очень долго. Потом, вынырнув, просто хрипел. Вероятно, хотел закричать, но не мог.
Саньке стало страшно. Он подплыл к Олегу, поднырнул под него, как-то исхитрился схватить его подмышку одной рукой и изо всех сил толкнул вперёд и вверх. Сам при этом ушёл под воду.
Неистово вырываясь на поверхность, Саня успел подумать: «Неужели я в родном море потону…»
Они выплыли. Все трое. Едва шевеля руками и ногами, бесконечно долго огибали скалу, чтобы повернуть к берегу.
Навстречу им спешил спасательный матрас, посланный мудрой Машкой.
— Ну как? — спросил Пашка, уступая Кольке место на матрасе.
— Класс, — выдохнул тот. — Потом расскажу.
Колька плыл на матрасе, а Саня и Олег держались за него сбоку.
— Спасибо, — сказал Олег, когда волной их сблизило друг с другом.
— Не за что, — ответил Саня.

— Ну как, желание загадали? — спросила Машка, когда вся компания выползла на берег и упала на камни.
— Загадали, — отозвался Колька, тяжело дыша. — Сказать какое?
— Не надо. А то не сбудется.
— Ладно, — согласился Колька. — Это желание пусть исполняется. Но больше я ни в какие ворота не поплыву. Страшно там.
— Кстати, спасибо за матрас, — с трудом проговорил Саня. — Кто это додумался?
— Машка, — ответила Лена. — Ей надо медаль дать «За спасение утопающих»!
— Спасение утопающих — дело рук самих утопающих, — проговорил Олег. — Ну у вас тут и ворота! Точно Шайтановы!
— Это не у нас ворота, — ответил Жорка. — У Кара-Дага.
Ленка подошла к Олегу с полотенцем. Хотя полотенце — вещь в данном случае почти бесполезная. Вода на теле высыхает мгновенно — солнце и ветер стирают её, словно ничего и не было. Но разве в полотенце дело? Дело же в том, к кому она подошла с этим полотенцем.
Бедный Саня! Около него сидели только Мишаня и Оля. А Машка уже давно стояла возле Кольки и за что-то его отчитывала. Измученный Колька даже не сопротивлялся. Наконец Машка оторвалась от объекта воспитания.
— Давайте есть — и вперёд. Вокруг Льва придётся двигаться вплавь. И дальше тоже надо плыть. Девчонки, накрывайте стол, — скомандовала Машка.
— Какого ещё льва? — удивился Жорка.
— Сейчас карту покажу.
Пока девчонки колдовали у разложенной клеёнки, она достала из рюкзака заветную карту.
— Смотрите!
Мальчишки сдвинули головы над картой. Лена с Олей тоже подошли.
— Вот… Скала Лев. Львиная бухта — следующая.
— Точно, лев!
— Похож!
— Сейчас поедим и будем вещи привязывать к матрасу. — Сашка уже пришёл в себя.
Правда, в голове у него слегка шумело — ему казалось, что он ещё слышит, как бьются о скалы волны Шайтановых ворот. Ноги слегка подрагивали.
Олег сидел неподвижно, только мельком взглянул на карту. Ему даже думать не хотелось о том, что сейчас снова придётся куда-то плыть. Бр-р-р… Но, видимо, придётся. Если бы сейчас ему предложили вернуться назад или, например, кто-нибудь мог бы забрать его отсюда на вертолёте, он бы согласился не раздумывая.
Но никто не собирался поворачивать назад, а вертолёт запаздывал.
Ребята и девчонки уже смеялись у накрытого «стола». Колька расшевелился и даже попытался распорядиться московской копчёной колбасой — в свою пользу, разумеется. Копчёная колбаса для всей этой компании была страшным дефицитом. Некоторые не пробовали такую ни разу в жизни. И надо ли говорить, что колбасу, привезённую из Москвы, сдал на «общий стол», как и все продукты, Олег?
Саня тоже подобрался к еде, оторвавшись от своей лежанки на камне.
— Олежка, иди скорее! — крикнула Лена.
— Иди, в большой компании зубами не щёлкают! — позвал Пашка.
— Олег, давай, — не очень громко позвал Санька.
Его голос показался Олегу самым громким.
«Интересно, — подумал Олег, — они хоть понимают, что мы только что находились на волосок от смерти? Или это такой толстокожий народ, что может есть через пять минут после того, как чуть не утонул?»
Следом за этой мыслью пришла другая: «Интересно, этот Саня теперь будет гордиться, что меня от смерти спас? И всем, естественно, растреплет? Да я бы и сам прекрасно вынырнул! И выплыл бы!»
Да, скорее всего, он бы выплыл сам. На девяносто девять и девять десятых процента. Вечно нам мешает жить какая-то ерунда! Какая-то одна десятая процента.
Олег вздохнул и решил: лучше последовать тому, что подсказывает третья мысль. А третья мысль уже заходилась в судорожном внутреннем крике о том, что пора поесть! И что если он ей сейчас же не последует, то ему достанутся только крошки и объедки.

 Отрывок из повести «Поход» Татьяны Шипошиной, вошедшей в сборник «Стена с ангелами» (М.: Символик, 2015).

ℹ️ Узнать о книге больше и приобрести ее

Версия для печати
Поделиться