Новая колонка Ольги Батлер: «Стена надежды на Мадейре»

Поделиться

Мадейра расположена в нескольких сотнях километров от Канар и при этом совсем не похожа на своих ближайших соседей.  Хотя остров имеет репутацию курорта для обеспеченных европейских пенсионеров, прибывающая сюда толпа молодеет с каждым годом.

Некоторые молодые европейцы пьянкам и караоке на какой-нибудь Ибице, Фелараки или тех же Канарах предпочитают горные маршруты вдоль оросительных каналов, левад, где хмелеешь от целебного воздуха, журчания и ощущения первозданности. Сколько разноязыких ахов и охов – от панических до восторженных – слышали эти тропинки!

Я тоже попробовала пройти одним из маршрутов в Долину монахинь. Говорят, что давным-давно монахини скрывались там от пиратов.

В горы мы прибыли на арендованной машине, но в долину спускались пешком по почти отвесной зигзагообразной дорожке, изредка встречаясь с другими любителями прогулок: «Бонжур!», «Хелло!», «Гутентаг!», «Добрый день!».

Наконец попали в уютный городок, выпили там ликера из каштанов,  изготовленного по рецепту монашек, и поняли, что подниматься к машине сил не осталось. Отвозивший нас обратно таксист Жозе сказал, что это его постоянный маршрут– таких разомлевших от ликера путешественников каждый день десятки.

А на другой день мы с мужем захотели найти одну маленькую сыродельню, где делают вкусный домашний сыр для местных супермаркетов. В туристических справочниках ее не оказалось.  И тогда, положив в бардачок машины сырную этикетку, мы отправились в путь наугад.

Наш маленький фольксваген летел по горному серпантину над океаном и головокружительными пропастями, мимо высоких эвкалиптов и лесов доледникового лавра, находящихся  под охраной ЮНЕСКО, мимо высокогорных деревушек, которые получили нормальное сообщение с остальным островом только в этом веке. В прежние времена, чтобы добраться сюда, уходило полдня.

К сожалению, жители этих деревень не смогли помочь нам с поиском, они совсем не знали английский. Зато сразу две семьи предложили разделить с ними трапезу.

Мы нашли сыродельню случайно, уже собравшись домой — благодаря старому деревянному указателю, который направил нас к крутому спуску.  Придерживая тормоз, осторожно покатили с горы, и тут навстречу нам из-за поворота выполз фермерский грузовичок с пустыми молочными канистрами.

Что делать? Разъехаться на узкой горной дороге невозможно. Молодой фермер махнул рукой – все в порядке! – и, хотя уже проделал большую часть пути, начал сдавать назад.  Так он и ехал перед нами задним ходом до самой сыродельни. В какое особенное место мы попали — все люди здесь замечательные! Эти островитяне оказались под стать красоте, среди которой живут.

Муж тоже был растроган. Он вдобавок вспомнил фуншалского официанта, который утром вернул ему потерянный бумажник с деньгами. (Муж осознал пропажу не сразу и на всякий случай пошел в ресторанчик, где мы накануне ужинали: оказалось, бумажник обнаружили под столом еще вчера вечером).

Но пустят ли нас на сыродельню? При входе не оказалось информационных табличек.  Это означало только одно: в отличие от большинства местных предприятий, здесь не принимают туристические экскурсии. Мы неуверенно приоткрыли дверь.

 

Сыроделы поулыбались незваным гостям и… выдали нам белоснежные гигиеничные костюмы с шапочками.  Они  устроили для нас настоящую эксурсию, показав все стадии своего производства – от дышащих паром чанов с молоком до цеха, где готовый сыр раскладывают по формам. А напоследок угостили своей продукцией и отказались взять деньги.

После этого приключения известная фраза про бесплатный сыр (который «бывает только в мышеловке») больше не кажется мне верхом житейской мудрости. Наоборот, мелкая она какая-то по сравнению с бескорыстием и щедростью незнакомцев…

Мадейра уникальна. Это только издали она, из-за своих красных черепичных крыш, напоминает средиземноморские городки. Но нигде в Европе не найти подобных климата, набальзамированного воздуха и буйной флоры. Орхидеи здесь такая же экзотика, как в России — ромашки. На Мадейре даже сорняки изысканные: гортензии красуются по обочинам дорог, соревнуясь в красоте с амариллисами, амарантусами и цветущими кактусами.

 

Что уж говорить о садах, которые занимают почти всю отвоеванную у гор территорию. Только в Фуншале находятся три из четырёх лучших в мире. Весной старые деревья в центре города покрываются синими соцветиями, от которых небо кажется ярче. Они потихоньку облетают, и океанский ветер сгребает лепестки в кучки. А в одно утро происходит чудо – лепестки на старинных фуншальских мостовых будто сами складываются в разноцветные ковры-картины.

Дело в том, что два весенних выходных дня, ровно через три недели после католической Пасхи, на Мадейре проходит фестиваль цветов. Одно из самых трогательных и красивых его событий – это когда дети в национальных костюмчиках проходят по городу, чтобы возложить цветы к Стене надежды, символизирующей будущие мир и счастье.

На площади негромко поет хор, тоже детский. Взрослые детям не мешают – речей не говорят, просто помогают пройти к Стене, а потом выпускают в небо сотни белых голубей. Надо видеть, какие у взрослых – и у зрителей, и у организаторов – при этом улыбки. На празднике цветов в Фуншале я не заметила ни одного сердитого лица.

Местные люди небогаты, но кажутся счастливыми и, главное, смотрят на тебя доброжелательно. Это замечаешь не только по праздникам. И все поколения находятся рядом не только в праздник.

— Мне кажется, здесь какая-то другая молодежь, – сказала я английской леди, с которой мы разговорились о Мадейре.

— Да, – с грустью согласилась она,-  Молодежь тут без крайностей.

— Наверное, причина в крепких семейных связях, —  предположила я.

— А вы заметили, что по выходным у них весь народ в церкви? — вдруг спросила леди.

Перед отъездом я смотрела с приоткрытой террасы на океан, на крыши рыбацких домиков, вдыхала ночные ароматы и все не могла надышаться. Что за чудесный остров… Он останется в моей памяти ближайшим к раю местом на земле.

Ольга БАТЛЕР

***

Автор – журналист и писательница. Ее перу принадлежат, в частности, очерки «Моя маленькая Британия» (книга издана в «BVH Петербург» в 2011 г.) и сказочная повесть «Тринкет» (издана в «Символик» в 2016 г.).

Версия для печати

Поделиться