Тайна афонской обители : рецензия на книгу «Символик»

Поделиться

Журнал «Православное книжное обозрение» опубликовал рецензию на книгу монаха Власия Святогорца «Невидимые пустынники Афона», вышедшую в издательстве «Символик» в этом году. Благодарим редакцию журнала и, в частности, главного редактора Максима Большакова за возможность познакомить наших читателей с рецензией на книгу.

ТАЙНА АФОНСКОЙ ОБИТЕЛИ

Петр Строков

Святые, то есть люди, которые до конца, предельно честно и последовательно, без всяких оговорок и исключений, своею жизнью исполнили слова Евангелия, для любого христианина являются примером для подражания. Конечно же, у каждого праведника было свое призвание, свой особенный, только ему предназначенный Промыслом Божиим подвиг. Свой путь к Богу есть у каждого верующего человека (так же, как и степень духовной одаренности и силы духа), поэтому невозможно механически копировать чужой духовный опыт. Более того, часто подобная имитация может привести к вечной гибели: человек или сломается под неподъемным грузом, или в отсутствие любви и смирения впадет в состояние горделивого безумия (на языке аскетики называемого прелестью). Однако, все эти, часто непохожие друг на друга образы святости исходят из одной духовной реальности, жизни во Христе, к которой все мы призваны. Именно поэтому в подвиге каждого святого мы должны увидеть нечто важное и для самих себя, в первую очередь, ту решимость, которая, по известному церковному афоризму, одна и отличает святых от других людей, — решимость несмотря ни на что и до конца быть с Богом.

Слова о невозможности слепого повторения чужого духовного опыта в наибольшей степени приложимы к тому виду подвижничества, которому посвящена книга «Невидимые пустынники Афона» монаха Власия Святогорца, выпущенная издательством «Символик». Эти «невидимые» (возможно, это слово нужно писать и без кавычек) подвижники не просто совершенно удалились от мира и других монахов, живут в непроходимых дебрях и неприступных скалах в непредставимой современному человеку аскезе: ходят в оборванных обносках своих прежних одежд, а когда они совсем истлеют, и вовсе нагими (а зимой в горах Афона бывает снег и сильный мороз), питаются дикими орехами, ягодами и кореньями, — они еще и приняли особенный подвиг совершенной безвестности. Неизвестны их имена, места жизни и погребения (впрочем, в некоторых районах Афона чувствуется благоухание, возможно от их святых мощей); неизвестно даже их точное число (в книге указываются цифры 7 или 12, но это тоже находится в области устных преданий) и внутренние взаимоотношения в их тайной общине (если она вообще существует). Сокрытым остается и сам их монашеский подвиг: духовная брань и мистические озарения (то и другое, безусловно, должно присутствовать при столь напряженной аскетической жизни). Сам автор книги афонский монах Власий пишет:

«Сколько бы мы по-человечески о них ни говорили, они все равно останутся тайной — тайной Афонской обители».

Необходимо заметить, «невидимые подвижники», действительно, строго блюдут конспирацию. Они селятся в уединенных и труднодоступных местах так, «что человеку практически невозможно их обнаружить», при любой случайной встрече тут же скрываются в зарослях, в случае обнаружения пещер, в которых они живут, немедленно меняют место своего обитания. В тех редких ситуациях, когда им нужно выйти на контакт с монастырями Афона, «невидимые пустынножители» доверяют только проверенным, неболтливым старцам, а если эта связь случайно обнаруживается, прекращают с ними общение. Подобные контакты случаются в большинстве случаев только тогда, когда подвижникам необходимо причаститься Святых Христовых Тайн. Это очень важный момент: приобщение Телу и Крови Спасителя необходимо каждому христианину, какой бы путь, пусть даже самый суровый, он ни избрал. Из этого же очевидно, что среди героев книги нет священнослужителей: иерей и не может существовать безвестным, без связи с рукоположившим его епископом, по крайней мере, без его благословения, что совершенно невозможно при таком роде подвижничества.

Возможно, «невидимые подвижники» обращались и за тайным духовным руководством к известным афонским старцам. Так, преподобный Паисий Святогорец рассказывал, что общался с «невидимыми отшельниками», но отказывался говорить что-то определенно и подробно.

Если верить свидетельствам, приведенным в книге, Сам Господь многократно чудесно охранял тайну Своих избранных служителей. «Невидимые подвижники», действительно, могли становиться невидимыми, о чем рассказывал и святой Паисий Святогорец. Бывали случаи, когда кто-то находил пещеру тайных пустынников, но на следующий день, придя с другими иноками, на том же месте уже не мог уже ничего обнаружить.

Однако иногда «невидимые пустынники», изменив своим правилам, сами обращались к насельникам или паломникам Святой Горы. Как и все люди, герои книги монаха Власия Святогорца, умирают, а значит, в случае смерти одного из них им необходимо было найти замену ушедшему к Господу собрату, предложив одному из афонитов занять его место. Естественно, в книгу смогли войти свидетельства лишь тех, кто отказался или не сумел пополнить число «невидимых отшельников». Показателен такой случай: некий послушник встретился с «невидимыми подвижниками», которые рассказали о кончине одного из их братства и предложили пойти за ними. Инок заколебался, хотя внутренне и готов был принять предложение, и они немедленно удалились. Очевидно, подобный подвиг требует особого призвания Божия, при котором умирают все колебания и сомнения.

О необходимости особого призвания для «невидимых подвижников» свидетельствует и другой случай. Один инок по неопытности попал под начало старца, который мало того что был дурного и строптивого нрава и не искал никакой духовной жизни, но и всячески препятствовал вести такую жизнь своему послушнику. И вот однажды этот инок увидел «невидимого отшельника» и даже смог догнать его, надеясь, что тот возьмет его с собой, но тайный подвижник приказал ему вернуться к своему старцу и во всем исполнять его послушания, поскольку тот, «кто не принял божественной благодати, на сем месте жить не может». Чтобы исполнить подвиг совершенного отшельничества, нужна особая воля Бога и даруемая Им для этого благодать. Для простых монахов (если для людей, принявших это особенное призвание, вообще уместно прилагательное «простой») полностью отдать себя в руки Божии значит следовать воле своих наставников, даже если они кажутся, на человеческий взгляд, недостойными.

В отдельных и очень редких случаях «невидимые отшельники» позволяют себя обнаружить разным людям, иногда даже не монахам, а простым паломникам, когда эта встреча может изменить их духовную жизнь и это изменение необходимо. Опять-таки это, как и безвестность «невидимых старцев», случается по особому действию Промысла Божия.

В целом же «невидимым подвижникам» удается скрывать свою тайну от мира. Даже многие насельники Святой Горы не верят в реальность их существования. Строго говоря, и книга монаха Власия не дает достаточных с точки зрения строгой научной критики доказательств наличия на Афоне подобного монашеского братства. Тайное общество только тогда может считаться раскрытым, когда известны имена и явки, его цели и связи. Всё это остается тайной и, наверное, останется таковой до скончания века.

Между тем, сам подвиг пустынничества известен с древнейших времен (к нему можно отнести и жизнь пророков Илии и Иоанна Предтечи) и продолжается до наших дней. Родоначальник монашеской жизни на Афоне, преподобный Петр Схоларий, также был отшельником. Его последователи встречались на Святой Горе во все времена истории (их жизнеописания приводятся в книге), есть они и в наше время (живущие в полном уединении и строгой аскезе, в труднодоступных пустынных местах, но, в отличие от «невидимых подвижников», известные по именам, по крайней мере, не скрывающие свою личность). В приложении к книге приводится также «Слово о скончавшихся отцах» преподобного Ефрема Сирина, своеобразный гимн этому виду монашеского подвига.

Из совсем недавней истории можно вспомнить отшельников, подвизавшихся в горах Абхазии в годы безбожной советской власти (о книге монаха Меркурия (Попова) «Записки пустынножителя», посвященной этой теме, см. № 9(63), с. 44–51). (Впрочем, существенным отличием абхазских отшельников от «невидимых» афонских монахов было то, что сохранение безвестности для первых было необходимым условием выживания: в противном случае им грозил арест и заключение.) Таким образом, «невидимые подвижники» вполне вписываются в православную монашескую традицию, хотя и имеют свою специфику.

Существование «невидимых пустынников» кроме преподобного Паисия признавали и многие другие афонские старцы (например, преподобный Иосиф Исихаст), а свидетельства о них, приведенные в книги, многочисленны и разнообразны, поэтому к такому виду монашества все же разумней относиться как реальному, хотя и, по определению, не до конца понятному явлению духовной жизни Святой Горы Афон. Необходимо заметить, что книга монаха Власия является не исследованием этого явления, а лишь сборником свидетельств: иногда взятых из других источников, иногда собранных самим автором. Осмысление этого необыкновенного и парадоксального феномена еще впереди, и сделать это должны будут не ученые, а другие подвижники, если это вообще будет допущено Промыслом Божиим. Однако уже сейчас в самом факте существования таких пустынножителей каждый может найти для себя нечто духовно важное.

В современном мире исчезает само понятие тайны, сокровенной внутренней жизни, все выносится на всеобщее обозрение, для человека становится важнее не сама жизнь, а впечатление, которое она производит, сама его личность превращается в некую личину, симулякр, выражаясь языком постмодернизма. Одновременно в обществе, основанном на показной гордыне, неизбежно происходит и унижение человеческого достоинства. «Невидимые» же пустынножители Афона лишили себя самой возможности мирской славы. В их подвиге открывается стремление войти в самую сокровенную глубину бытия, где не будет уже ничего «слишком», да и просто человеческого, даже собственного «я» как некой самости (индивидуальности, на языке психологии), — а только Бог, бесконечно любящий и строгий, близкий и до конца непознаваемый (а значит, познанию Его нет предела). В этом самоумалении и открывается подлинная человеческая личность. Об этом стоит задуматься, прочитав книгу «Невидимые пустынники Афона».

Источник: Православное книжное обозрение. – 2017. – № 9(074). – С. 58–65.

Иллюстрации:

  1. Святая гора Афон. Символическое изображение.
  2. Келья отшельника.
  3. Преподобный Паисий Святогорец.
  4. Преподобный Иосиф Исихаст.

 Приобрести книгу монаха Власия Святогорца «Невидимые пустынники Афона» вы можете в нашем интернет-магазине.

Версия для печати
Поделиться